Пасха. Все, что нужно знать о празднике Пасхи
Головная страница сайта / home
Фаберже, Императорские пасхальные яйца и Гатчина / Faberge, Imperial easter eggs and Gatchina
Поиск по сайту / Search

Фаберже: подлинники и подделки
Источник: Государственный историко-культурный Музей-заповедник "Московский Кремль" Автор: Т.Н. Мунтян

"Искусство подвержено своего рода внутренней, органической болезни, которая от времени до времени обнаруживается в виде какого-либо нарыва, и тогда о ней начинает говорить весь свет. Недуг этот - "фальсификация".

Данная мысль из журнальной статьи конца XIX века поразительно злободневна. Общеизвестно, что в России сложился и продолжает активно развиваться антикварный рынок, на который выплеснулась масса подделок. Что касается ювелирных изделий, то среди них каждое второе имеет клеймо знаменитой русской фирмы Карла Фаберже. Люди со средствами стремятся иметь изящные вещицы, выполненные Поставщиком императорского двора. Обладание ими становится делом престижа, свидетельством богатства и успеха.

Отдельные уникальные произведения Фаберже коллекционировали еще при жизни великого мастера, тогда же некоторые из его творений заняли достойное место среди сокровищ Императорского Эрмитажа. Вслед за царской семьей, высочайшими особами и русской аристократией покупателями, причем самыми выгодными и благодарными, становились представители новой русской знати - промышленной и финансовой. Нажив в XIX веке, часто очень быстро, огромные состояния, они "хотели приобретать и наслаждаться приобретенным". Произведения от Фаберже, продававшего свои изделия монархам Европы и Азии, были для них своеобразной визитной карточкой процветания и, конечно, выгодным средством помещения капиталов. Как видно, история повторяется, только цены на произведения Фаберже ныне стали колоссальными.

Имеют ли сегодняшние покупатели - частные лица, банки, страховые компании и фирмы - гарантии подлинности вещей и правильности оценки, как им ориентироваться в сложном мире антикварного бизнеса, как суметь отличить Фаберже от "Фальшберже"?1. Очень сложно в рамках небольшой статьи ответить на все эти вопросы и тем более дать какие-либо рекомендации. Важной является сама постановка данной проблемы, которой в России до сих пор специально не занимались, хотя западные специалисты традиционно уделяют много внимания этому вопросу2. Цель нашей публикации - осветить некоторые факты по истории фальсификации в русском ювелирном искусстве и проиллюстрировать их примерами из собрания Музея-заповедника "Московский Кремль".

Небольшую коллекцию подделок под Фаберже составили вещи, переданные различными государственными учреждениями: таможней, МВД и КГБ. Нередко именно сотрудники музея способствовали выявлению фальшивок. Эта специально подобранная коллекция по-своему интересна, очень показательна и заслуживает того, чтобы быть опубликованной.

Даже специалисту-хранителю порой очень сложно бывает ответить на вопрос о подлинности конкретной вещи. Умению распознавать произведения, определять манеру того или иного мастера нигде не обучают. Каждый эксперт приходит к этому по-своему. Помимо специальных знаний, необходимо иметь опыт, который приобретается путем долгой практики и работы с вещами, а также особого рода чутье. Но иногда бывает так, что специалист, обладающий всеми этими качествами и добросовестностью, совершает ошибки, порой очень серьезные. История антикварного дела и изучения творчества Фаберже полна таких примеров, хотя в западных публикациях последнего времени, в основном, перечисляются ошибки российских специалистов и гораздо меньше говорится о собственных промахах.

В том, что некоторым ловким фальсификаторам удавалось ввести в заблуждение не только покупателей, но и некоторых экспертов, нет ничего удивительного. Следует знать, что производство и продажа подделок Фаберже - это своего рода традиция, давний и хорошо налаженный бизнес. К тому же, некоторые поддельщики - настоящие "артисты", пытающиеся соревноваться в мастерстве со своими "великими" предшественниками, чьи фальсификации потрясали мир. Достаточно вспомнить небезызвестного Израиля Рухумовского - одесского ювелира, который изготовил золотую тиару, купленную за 260 тысяч франков французской национальной Академией. Так называемая "тиара царя Сайтферна", якобы найденная в раскопках древней Ольвии, была признана "замечательной античной реликвией"3 и выставлена в Лувре, пока профессор Фуртвенглер не разоблачил фальшивку. Рухумовский работал по заказу и рисункам Льва Гаухмана, используя мастерски изготовленные гравером Гаврилиным штампы. Этой компании удалось обмануть знаменитых археологов, пользующихся мировой известностью, целый ряд крупных музеев и коллекционеров, которым они продавали якобы найденные по случаю клады античных золотых изделий, на самом деле одесского изготовления. В начале XX века состоялся громкий судебный процесс, Гаухман и его сообщница Янковская сели в тюрьму, а Рухумовский был оправдан, после чего он эмигрировал во Францию.

Еще одной великой фальсификацией XX столетия стали так называемые "византийско-грузинские эмали", сработанные другими, не менее искусными русскими мастерами под руководством петербургского фотографа Сабина-Гуса. Знаменитое собрание византийских эмалей академика Михаила Петровича Боткина печально известно множеством фальшивок, целый ряд из которых до сих пор находится в крупнейших музеях мира4.

Продолжатели дела Рухумовского и Сабина-Гуса, ювелиры XX столетия, все свое мастерство обратили на создание "Фальшберже", хотя подделывать стиль, манеру мастера, воспроизводить некоторые характерные образцы его продукции начали еще при жизни "величайшего, несравненного гения". Пальма первенства в этом деле принадлежала европейским ювелирам, которые стали повторять такие творения Фаберже, как драгоценные эмалевые цветы в хрустальных вазочках, "заполненных" водой. Впервые они появились на Всемирной Парижской выставке 1900 года и, наряду с пасхальными яйцами, выполненными для русской императорской семьи, и изысканными гильоше-эмалями, имели огромный успех у публики и жюри, несмотря на отдельные критические отзывы французских адептов стиля "Art Nouveau"5. По воспоминаниям Ф.П. Бирбаума, главного художника фирмы Фаберже, эмалевые цветы после их парижского триумфа "тотчас же были скопированы немецкими и австрийскими фабрикантами и появились на рынке в дешевых изданиях, в которых эмали были заменены лаками, а вазочки горного хрусталя - стеклом"6. Настоящие цветы фирмы Фаберже стоили очень дорого. Эмалевые оценивались в несколько сотен рублей, а появившиеся позже каменные композиции: душистые горошки, жасмин, нарциссы, хризантемы, веточки расцветшей яблони из кварца, кахолонга и других камней, с тонкими, светящимися лепестками и хрупкими стеблями, - стоили много больше. Геза фон Габсбург называет ранних приверженцев стиля Фаберже: фирму Фрид-ландера в Берлине, Колингвуда в Лондоне и Кохерта в Вене, причем считает, что даже такие знаменитые фирмы, как Картье и Бушерон в Париже "находились под сенью гигантской тени Фаберже"7. Конечно, эти произведения нельзя считать подделками. Их можно назвать подражаниями, в том смысле, как этот термин толковал Макс Фридлендер: зависимость от чужого художественного творчества, прямое использование технических приемов и сюжета в условиях влияния вкуса времени, школы, мастера8.

По-настоящему же подделывать "flower studies" и другие произведения Фаберже начали после смерти мастера, особенно много в 1930-х годах в Америке. Изделия Фаберже, которые в 1920-1930-х годах продавали через "Антиквариат" на зарубежных рынках и частным лицам, а также ценности, вывезенные эмигрантами из России, не удовлетворяли возраставший спрос на произведения царского ювелира. Все это активизировало подделыциков. По свидетельству Виктора Хаммера, брата знаменитого "друга Советской страны" Арманда Хаммера, наряду с подлинными ценностями, вывезенными из большевистской России, они продавали и подделки с благословения новой власти. По свидетельству западных специалистов, некоторые музеи и частные коллекции США содержат целый ряд "шедевров", будто бы происходящих большей Частью из имущества царской семьи и других русских высочайших особ. Сочинение подобных легенд и сертификатов, дающих жизнь подделкам, всегда было движущей силой фальсификаций.

Особенно много в американских собраниях фальшивых цветов9. Так, согласно мемуарам Бирбаума, подлинные "одуванчики" мастера фирмы делали из натурального цветочного пуха, закрепляя его на золотом или серебряном волоске мельчайшим алмазом, в то время как целый ряд одуванчиков из американских собраний имеет "хохолки" из асбеста10. Очень часто поддельные цветы копируют уже существующие оригиналы. Между тем, специалистам и многим внимательным читателям хорошо известно, что Фаберже, создавая целые серии кактусов, васильков, незабудок, одуванчиков никогда не делал даже двух абсолютно похожих цветков. И еще один признак фальшивых цветочных композиций. В хрустальных вазочках можно видеть два стебелька, нередко пересекающихся крест-накрест или даже несколько, в то время как настоящие ягодки, цветы и букеты Фаберже всегда имеют один стебелек или веточку, вставленную в узкое отверстие, выточенное в горном хрустале или камне. Вазы поддельных цветов, в отличие от изящных простых "стаканчиков" или "горшочков" Фаберже, порой слишком "роскошны", украшены гравированным узором и имеют тяжелые золотые эмальированные оправы. Подобные произведения относятся к ранней поре фальсификаций11Фаберже.

В последнее время на российском антикварном рынке тоже появляются цветочные композиции, будто бы сделанные на фирме Фаберже. Почти всегда они имеют полный набор клейм, в то время как подлинные цветы Фаберже, как правило, не маркировали из-за хрупкости. По крайней мере, из девяти цветков Фаберже, находящихся ныне в российских музеях, только один - "Анютины глазки" из собрания Оружейной палаты, имеет клейма. Это объяснимо, так как он выполнен целиком из металла. Иногда на золотых стеблях цветков вырезаны инвентарные производственные номера фирмы, и их тоже начали помещать на своей продукции подделыцики, правда, не зная порядка этих цифр. Цветы, которые нам приходилось видеть на нашем рынке, в основном очень грубы, их стебли слишком толсты, ягодки порой выполнены из стекла, а не из поделочного камня, нефритовые листья совсем по-иному крепятся к золотым стебелькам и веточкам. Вазочки, в которые вставлены цветки и ягодки, непропорциональны, тусклы, плохо отшлифованы. Необходимо отметить, что рынок подлинных "flower studies" фирмы Фаберже очень ограничен, во всем мире насчитывается всего несколько десятков цветочных композиций. Наиболее крупная коллекция каменных и эмалевых цветов, которая неоднократно публиковалась, принадлежит королеве Великобритании, несколько цветов можно видеть в музеях нашей страны и на выставках. Внимательно смотрите на них, сравнивайте и, как говорит реклама, "почувствуйте разницу!" Риск приобрести фальшивые цветочки особенно велик.

Каменная миниатюрная пластика фирмы Фаберже: фигурки людей и животных, которые, как и цветы, большей частью клейм не имеют, - тоже открывают широкое поле деятельности для фальсификаторов. Распознать такие вещи особенно трудно, не случайно каменные фигурки Фаберже были перепутаны в свое время с подражаниями Картье. Геза фон Габсбург указывает, что ранние поддельные фигурки были изготовлены в Идар Оберштайне - центре каменно-резных промыслов около Майнца. Чрезвычайно виртуозно в этом направлении работали российские мастера. Ныне имена Наума Николаевского, Василия Коноваленко и Михаила Монастырского широко известны, их работы находятся в крупнейших музейных коллекциях. Одна из таких фигурок, очень высокого качества, похожая на оригинальную фигурку Фаберже из частной коллекции США, находится в фондах Музеев Кремля. Конь-тяжеловес из обсидиана, с глазами, украшенными белой эмалью и рубинами, золотыми копытами и золотой эмалированной уздечкой, был выполнен в Ленинграде, под руководством Монастырского, о чем сам мастер впоследствии поведал сотрудникам музея.

В коллекции есть гораздо менее удачные каменные фигурки. Весьма показательным образцом такой продукции является бегемот из нефрита с золотыми ступнями, на которых проставлены клейма. Вообще, металлические детали на каменных зверюшках весьма редки. В основном, это золотые лапки птичек и ошейники на собачках. Но даже при наличии металлических частей в большинстве случаев клейма все же не ставились. А на золотых ступнях бегемота их выбито целых восемь. Подлинные фигурки Фаберже юмористичны, порой гротескны, но всегда отличаются точной передачей внешнего вида и повадок животных. Фигурка нашего бегемота лишена всякой выразительности, она статична, квадратна, как бы замкнута в пределах каменного блока, отдельные ее части также геометризированы. Морда бегемота напоминает львиную, поверхность нефрита тусклая, плохо полированная, совсем не похожая на отшлифованную до зеркального блеска, "мокрую" шкуру и чешую подлинных гиппопотамов и рыбок. Как далека эта фигурка от полных жизни, динамики и легкости забавных зверюшек Фаберже, в которых незримо присутствует улыбка гениального мастера - остроумного человека, шутника и любителя розыгрышей. Увы, вещь была представлена в экспозиции в то время, когда специалисты не сталкивались еще с большим потоком фальшивок и не имели столь большого, как сейчас, опыта в их выявлении.

Помимо фигурок грубых и примитивных, существует большое количество каменной миниатюрной пластики очень высокого уровня, который вполне объясним. Образцом подобных вещей является фигурка гусара, поступившая в коллекцию Музея "Московский Кремль" из МВД . Дело в том, что камнерезное мастерство имеет в России давние корни, к тому же мастера располагают широкой палитрой поделочных полудрагоценных камней. Сохранился оригинальный дизайн фирмы Фаберже, а огромное количество разной литературы, посвященной фирме, каталогов, роскошно иллюстрированных альбомов в значительно степени облегчает работу поддельщиков. К тому же, в создании фигурок хорошего качества участвуют несколько мастеров-профессионалов. Характерные примеры подобного рода - фигурки обезьяны и сидящего мужчины с пивной кружкой, представленные на выставку "Фаберже: придворный ювелир" Государственным музеем-заповедником "Петергоф". Согласно аннотациям, они были выполнены ленинградскими мастерами: резчиками по камню и ювелирами, работавшими на комбинате декоративно-прикладного искусства, в научно-производственных реставрационных мастерских, в НИИ Ювелирпрома и в Ленинградском отделении института этнографии12. Коноваленко и Николаевский специализировались на создании "народных типов" (пример - фигурка бабы из собрания ГИМа), которые зачастую имели лица, выполненные из керамики, что совершенно не свойственно подлинным творениям Фаберже. Очень часто так называемые "народные типы" копируют известные оригиналы из западных собраний. Коноваленко, эмигрировавший в Америку, и Николаевский, за свою "творческую деятельность" проведший несколько лет в лагерях, накладывали поддельные клейма Фаберже на старинные вещи, выполненные другими русскими мастерами. Получив клейма великого ювелира, такие произведения продавались намного дороже их реальной стоимости. Причем, иногда это были вещи старинные, созданные в первой половине XIX века, еще до возникновения фирмы Фаберже .

Под руководством Монастырского выполнено и другое, широко известное ныне произведение из серии "Фальшберже" - массивное "императорское" яйцо из порфира, задержанное таможней при попытке двух африканских дипломатов вывезти его из России. Определенное сотрудниками Музея-заповедника "Московский Кремль" как подделка, оно ныне находится в фондах. Яйцо, состоящее из двух половинок, помещено на подставку в виде трех золоченых двуглавых орлов и украшено накладным царским вензелем. Вещь отличается высоким качеством скульптурного литья и чистотой отделки всех деталей. Наверное, не случайно почти такое же было продано на аукционе "Сотбис" в Женеве как произведение Юлиуса Раппопорта - ведущего мастера-серебряника фирмы Фаберже за сумму в 60 тысяч швейцарских франков13. Можно предположить, что образцом для этих подделок послужило подлинное произведение Фаберже или оригинальный проект, например, призового кубка, доработанный и "расцвеченный" подделыциками в соответствии с собственными эстетическими воззрениями и вкусами потенциального покупателя. Надо отметить, они были небезупречны. В некоторых публикациях нам приходилось читать, что яйцо поддельное, потому что перегружено императорской символикой, но, право же, большего количества ее, чем на некоторых подлинных императорских яйцах, трудно себе вообразить. Достаточно вспомнить яйцо "300-летие Дома Романовых" из собрания Оружейной палаты. На наш взгляд, эта вещь, претендующая быть "императорским яйцом", слишком громоздка и тяжела. Ее гипертрофированные размеры, толщина мрачного крапчатого порфира производят удручающее впечатление Несмотря на габариты, она лишена цельности из-за обилия литых и накладных деталей с их назойливой позолотой, аляповато выделяющейся на фоне темного камня. Подделыцики просчитались еще и в другом, пожалуй, в главном - клеймах. Видимо, для особой убедительности их поставлено шестнадцать, и они не соответствуют очертанию петербургских клейм фирмы, а также современным представлениям о временных рамках работы Юлиуса Раппопорта.

Наиболее известной и скандальной стала история с пасхальным яйцом, содержащим внутри сюрприз в виде конной миниатюрной скульптуры Николая II. Оно было куплено на аукционе "Кристи" в 1977 году эмигрантом из Ирана, попытавшимся впоследствии выставить его на аукционе в Нью-Йорке. Но яйцо было снято с торгов как поддельное. А ведь первоначальный сертификат гласил, что "шедевр" был выполнен ювелиром фирмы Фаберже Виктором Аарне в 1913 году (правда, как выяснилось, к этому времени Аарне почти десять лет как продал свою мастерскую), в честь 300-летия династии Романовых, по заказу царицы Александры Федоровны, подарившей его мужу.

Подобные истории вполне могут произойти и в нашей стране. Появляется все больше пасхальных яиц, на которых их создатели без ложной скромности ставят клейма ведущих мастеров фирмы Фаберже: Альберта Хольстрема, Михаила Перхина и Генриха Вигстрема - великих российских ювелиров. Под их руководством была выполнена знаменитая серия 56 императорских пасхальных яиц - образцов непревзойденного мастерства и таланта художников, скульпторов, ювелиров и камнерезов лучшего в мире ювелирного предприятия. Эти виртуозные сложные произведения стали также символами ушедшей эпохи, императорской России времен царствования последних Романовых. Ныне пасхальные яйца, созданные как для императорской семьи, так и для русской знати, являются самым дорогим товаром международного антикварного рынка. На аукционах они бьют все рекорды стоимости ювелирных вещей. Посудите сами. На аукционе "Кристи" в Женеве, состоявшемся в мае 1989 года, пасхальное яйцо "Сосновая шишка", созданное Михаилом Перхиным для русской золотопромышленницы Варвары Кельх (Келч) (урожденной Базановой), было продано за 5 миллионов 280 тысяч швейцарских франков. В 1992 году яйцо "Трофеи любви" работы Генриха Вигстрема, заказанное Николаем II, было продано за 3 миллиона 190 тысяч американских долларов. И, наконец, в ноябре 1994 года "Кристи" предлагает к продаже роскошное "Зимнее Яйцо" Альберта Хольмстрема, сделанное для вдовствующей императрицы Марии Федоровны. Объявлена цена: 3.500.000 - 6.500.000 швейцарских франков ( ! ). * ... последний раз появлялось на аукционе в 1994-м: американский коллекционер выложил за право стать его владельцем $5,6 млн. Эту сумму тогда сочли рекордом, который невозможно перекрыть. Поэтому на нынешнем аукционе Christie`s (2002 год) надеялся получить за "Зимнее яйцо" от $4 до $6 млн. Однако новый владелец (оставшийся неизвестным) делал ставки по телефону и за десять минут поднял цену с $3,5 млн до $9,6 млн.

Вполне понятно, что создать нечто подобное, да еще выгодно продать, - заветная мечта не одного фальсификатора. Вот только получается пока неважно. Нам приходилось видеть эти пасхальные "шедевры": аляповатые, безвкусные, перегруженные деталями - накладными алмазными российскими гербами, царскими вензелями, венцами и коронами, с нелепыми сюрпризами в виде имперских геральдических орлов, корзинок с яичками-брелоками, каменных зверей и разной другой ерундой. К тому же, прозрачная эмаль, их покрывающая, положена по фону, гравированному вручную. Воспроизвести настоящую гильоше-эмаль, для которой необходимы специальные машины, не всегда под силу фальсификаторам. Орнаменты, украшающие яйца, лишены изящества, накладные декоративные детали, пусть и выполненные нередко из цветного золота, - грубая штамповка. Вспомним, орнаменты Фаберже были столь тонки, что современники сравнивали их с "пальчиками феи".

Жалкие подделки, снабженные именниками великих мастеров, не составляют особого труда для распознавания. Тем более что великолепные императорские пасхальные яйца, находящиеся в национальной сокровищнице - Оружейной палате, нами тщательно и всесторонне изучаются с точки зрения стиля, композиции, характера обработки драгоценных материалов, крепежа и манеры мастеров, их создавших14. Стиль пасхальных сувениров Фаберже может вызывать разные мнения, но несомненным является высочайший класс ювелирного мастерства, удивительная чистота работы и отточенность всех деталей, пусть и второстепенных.

Нам приходилось встречать яйца-подделки, основой которых являются старинные бонбоньерки или туалетные коробочки яйцеобразной формы, покрытые прозрачными эмалями высокого качества и изысканных красивых оттенков по гильошированному фону. Клейма, если они иностранные, затирают и накладывают новые, а старинные русские клейма, например, городские или пробирные, оставляют. Рядом помещают клеймо фирмы Фаберже и какого-нибудь из его ведущих мастеров, добавляют императорскую символику или мотивы на тему "курица - яйцо", и очередной пасхальный шедевр готов.

Конечно, все это море фальши, безвкусицы и обмана не способно пошатнуть авторитет знаменитой фирмы. Но создать неправильное представление о творчестве выдающихся российских ювелиров у богатых, но неискушенных покупателей, оттолкнуть их от покупок изделий Фаберже вполне может. А ведь солидные аукционы и антикварные салоны предлагают к выбору довольно много подлинной продукции этой фирмы: посуду, столовые приборы, галантерею и украшения. Пусть это бытовые, как правило, предметы, но они неизменно высокого качества. Правда, и на этом пути покупателя могут подстерегать неожиданности. Здесь уместно упомянуть поддельные рамки для фотографий, настольные часы, украшенные эмалью по гильошировке "кричащих", химических тонов, закрытые сзади пластинами, выполненными из дерева, часто просто плохо обструганного. Мастера Фаберже делали эти пластины, в основном, из перламутра и слоновой кости. Циферблаты новодельных часов не всегда соответствуют тем, которые Фаберже заказывал у Павла Буре или Генри Мозера.

А чего стоят, например, запонки, заполнившие прилавки антикварных магазинов, с горделиво сверкающими имперскими орлами или монограммами царя и великих князей, или дамские украшения с огромными клеймами, которые буквально "расплющивают" их оправы и застежки! Ведь не случайно, некоторые ювелирные украшения Фаберже, особенно с большим количеством драгоценных камней, да еще закрепленных "a jour", не клеймились вследствие их хрупкости. Платиновые русские изделия, какими бы они ни были, вообще не подвергались клеймению.

В настоящее время изменились маршруты, направления потока фальшивок. Если еще 15-20 лет назад жертвами советских умельцев становились иностранные граждане, чаще всего дипломаты, то теперь к нам из США потекла полноводная река фальшивок. Эти подделки, сработанные в мастерских Манхэттена и Бруклина, отличаются довольно высоким качеством, что понятно: мастера, большей частью, все бывшие наши соотечественники. Геза фон Габсбург в отношении подобных работ употребляет термин "стиль бруклинского поддельщика" и указывает, что это, в основном, изделия из камня и эмали-гильоше15. Но все более виртуозные подделки: сложные в ювелирном плане, фантазийные произведения делают в Европе.

Итак, история с фальсификациями стара и, увы, будет иметь продолжение. Ибо, как верно писали в конце XIX века: "Есть великие мастера, умеющие не только ловко подделать, но и продать, не стесняясь сочинением аттестата подделанному".

Примечания:

  1. Это остроумное определение принадлежит Гезе фон Габсбургу - эксперту и автору целого ряда публикаций и международных выставок, посвященных данной теме и творчеству Фаберже в целом.
  2. Исключение составляет яркая полемическая статья В.В. Скурлова "От скифской тиары до императорского яйца" в газете "Вечерний Петербург", 1994. Необходимо также упомянуть статью В. Тетерятникова "Искусство акционировать искусство", где он касается данной темы ("Декоративное искусство", 1991, N 12). На Западе наиболее плодотворно и интересно пишет на данную тему уже упомянутый нами г-н Геза фон Габсбург. Его статью "Фальшберже" можно прочесть в каталоге, составленном им совместно с Мариной Лопато - "Фаберже: придворный ювелир". СПб.; Вашингтон, 1993.
  3. Ювелир, 1914, N1. С.14.
  4. Нами определен как поддельный крест из собрания М.П. Боткина, находящийся в коллекции Оружейной палаты, а петербургский исследователь В. Скурлов нашел архивный документ, это подтверждающий.
  5. Габсбург Г. фон . Фаберже и Всемирная выставка в Париже 1900 г. // Габсбург Г. фон., Лопато М. Фаберже: придворный ювелир. Санкт-Петербург; Вашингтон, 1993. С. 122.
  6. История фирмы Фаберже. По воспоминаниям главного мастера фирмы Франца П. Бирбаума./ Публикация Татьяны Ф. Фаберже и Валентина В. Скурлова. СПб, 1993. С.ЗО.
  7. Габсбург Г. фон.. Указ соч. С. 166.
  8. Фридлендер М. Знаток искусства. // Музей. N 6. 1986. С.35.
  9. Габсбург Г. фон. Указ соч. С.166.
  10. Поскольку мы не имели возможность видеть воочию эти цветы, то пользуемся их описаниями из зарубежных публикаций, не исключая при этом, что цветы могут иметь пух другого состава и являться подлинными.
  11. Snowman A. Kenneth. The art of Carl Faberge. London, 1962, 111. LXVI, LXMII. 12 Габсбург Г. фон. Указ соч. Кат. 300, с.392; кат.301, с.393.
  12. Габсбург Г. фон. Указ соч. Кат. 300, с.392; кат.301, с.393.
  13. Kunstpreis Jahrbuch 1987. Deutsche & Internationale Auktionsergebnisse. Teil 2, Band XLII. Munchen, 1987. S.429
  14. Из более чем 50 пасхальных яиц, созданных мастерами фирмы Фаберже для императорской семьи, на родине Карла Фаберже осталось только десять. Все они ныне находятся в собрании Музея-заповедника "Московский Кремль", украшая экспозицию Оружейной палаты. Часть шедевров бесследно исчезла, но большая их часть была продана большевиками через"Антиквариат" - контору по скупке и реализации антикварных вещей. Цены, по которым их продавали, были смехотворно малы.
  15. Г. фон. Габсбург Указ. соч. С. 167

Назад к разделу "Фаберже, Императорские пасхальные яйца и Гатчина / Faberge, Imperial easter eggs and Gatchina"1 2 3 4 5 6 7 8 9 Следующая статья

 





Купить ножи кухонные, разделочные, охотничьи