Архитектурные достопримечательности города

(часть вторая)


На головную страницу сайта / Home | К оглавлению раздела | Карта сайта / Map


 
 
 
   




 

здания казарм лейб-гвардии гарнизонного батальона | здание евангелическо-лютеранской церкви | Здание бывшего Городового госпиталя | Богадельня (Дом для бедных) | Чоглоков дом | жилые дома № 12 и 14

За Ингербургскими воротами по сторонам проспекта вытянулись одинаковые двухэтажные кирпичные здания казарм лейб-гвардии гарнизонного батальона. Ясно выявленный объем каждого домика подчеркнут профилированной тягой между этажами и по нижней линии антаблемента, а также карнизом. Окна обрамлены профилированными наличниками и во втором этаже подчеркнуты сандриками. Подоконные части выделены западающими филенками в профилированных рамках, фасад в средней части по краям имеет небольшие выступы, а по остальным осям выделен рустованными лопатками, охватывающими всю высоту здания. По своему облику это типичная гвардейская казарма, характерная для столицы конца XIX века.

От автора: Рекомендую прочитать Трубецкой Владимир Сергеевич "Записки кирасира"
Автор — офицер Лейб-гвардии Кирасирского ее Величества полка Владимир Трубецкой (1892—1937). Это увлекательный и вместе с тем исторически точный рассказ о военных людях России начала XX века, о буднях их выучки и праздниках маневров и смотров. Кроме того, «Записки кирасира» — единственное в своем роде описание в популярном жанре структуры русской Гвардии и обучения ее офицеров и солдат. Героями воспоминаний Трубецкого стали самые разные люди — от гатчинского извозчика до графини Апраксиной, от сослуживцев по полку до Николая II и императрицы Марии Федоровны.

«Пятно застройки», занимаемое казармами, входило в Ингербургскую крепость. В 1829-1830 годах по проекту В. А. Глинки здесь построили казармы, для которых приспособили даже дома, некогда занятые придворными Павла I. Наконец, в 1875-1876 годах инженер П. Клодницкий возвел ныне существующие здания. И хотя в их облике превалирует утилитарность, столбы кирпичной ограды украшены рельефным изображением орудийных стволов. Они не только напоминают о том, что здесь располагалась 24-я артиллерийская бригада, но вместе с тем это декоративный элемент, связанный со скульптурным убранством городских ворот.

Перспектива проспекта Императора Павла I не вызывает ощущения монотонности благодаря включению в его композицию по восточной стороне нескольких улиц. Места перехода от улиц к проспекту дают своего рода архитектонические паузы. В них открываются дополнительные перспективы, замкнутые выразительными строениями общественного назначения. Первая ответвляющаяся от древа проспекта ветвь - улица Гагарина, бывшая Кирочная. Ее первоначальное название произошло от находящегося здесь здания евангелическо-лютеранской церкви, иначе - кирхи, или, в русифицированном варианте, кирки.

Первая деревянная кирха для прусских и других иноземных офицеров Гатчинского гарнизона и крестьян-финнов была построена в 1794 году. Тридцать лет спустя архитектор Д. И. Квадри создал проект каменной церкви, которую возвел в 1825-1828 годах под наблюдением А. М. Байкова, внесшего корректировку в детали. Построенное из ротковской плиты, это небольшое здание служит примером глубокого освоения закономерностей классической архитектуры и безупречного использования ее лучших качеств. Структура здания выявлена с максимальной ясностью. Вход подчеркнут невысоким подиумом с пятиступенчатой лестницей и четырехколонным портиком греко-дорического ордера с треугольным фронтоном. Фриз оживлен триглифами, а карниз портика и фронтона-модульонами. Колоннам зеркально соответствуют четыре пилястры западного фасада, прорезанного входной дверью и двумя прямоугольными окнами, завершением которых служат сандрики на консолях. Боковые фасады подчеркнуты горизонтальным валиком на уровне нижнего среза шести полуциркульных оконных проемов и рельефным членением антаблемента. В заглубленных проемах окон объемно выделены прямоугольные колонны, на которые опирается лучковый архивольт. Такая обработка оконных проемов придает им вид аркады. Небольшие раскреповки-выступы по оси первого и шестого окон смягчают жесткость плоскостно решенных боковых фасадов.

Прямоугольный объем всего здания венчается цилиндрическим барабаном с полусферическим завершением. Барабан прорезан четырьмя полуциркульными проемами, простенки между которыми выявлены парными пилястрами ионического ордера. Помещенный почти над портиком, он придает вертикальный акцент, выделяя одноэтажное здание среди окружающей застройки. Следует отметить, что римско-дорический ордер портика кирхи невольно напоминает о колоннах Ингербургских ворот той же ордерной системы. В подобных повторах одна из существенных примет ансамблевости Большого проспекта.

В композицию проспекта включен ансамбль, доминантой которого служит здание бывшего Городового - дворцового, ныне городского, госпиталя.

Учреждение в 1796 году штатов госпиталя документирует одновременно и дату завершения его первоначальной постройки. Здание состояло из двух этажей - нижнего каменного и верхнего деревянного. Оно было задумано как главенствующее в композиции площади, окаймленной по двум сторонам одноэтажными домами, функционально связанными с госпиталем. Со стороны Большого проспекта, названного на генеральном плане «Дорога из города в Царское Село», площадь не была застроена, открывая широкую перспективу и усиливая пространственный эффект главной магистрали. Со стороны Большого проспекта слева от госпиталя располагались казармы, «квартира» старшего врача, гауптвахта, лазарет воспитательного дома; справа-аптека и «квартиры» аптекаря, эконома, младшего врача, повивальной бабки. Таким образом, в Гатчине был создан единственный в своем роде госпитальный архитектурный ансамбль, включенный в ряд основных строений, предназначенных оформить наиболее представительную часть города. Возможно, что общий замысел этого ансамбля принадлежит Бренне, который в эти годы создавал проекты зданий различного назначения, окружающих резиденцию.

Узловое местоположение Городового госпиталя предопределило дальнейшую судьбу его и всего ансамблевого окружения. В 1820-1822 годах по проекту архитектора А. Е. Штауберта госпиталь был капитально перестроен. Второй деревянный этаж стал каменным, а средняя часть здания увеличена пристройкой церковного корпуса с нарядным четырехколонным портиком. Сравнение проектных чертежей и существующего здания показывает, что замысел Штауберта был воплощен полностью.

Двухэтажный церковный корпус, примыкающий к объему здания под прямым углом, обращен в сторону площади и проспекта. Четыре примкнутые к стене колонны с капителями ионического ордера несут классический антаблемент, завершенный треугольным фронтоном с модульонами, который первоначально был украшен символическим рельефным изображением «всевидящего ока» и увенчан крестом. Между колоннами в первом этаже помещены три дверных проема, а во втором - три прямоугольных окна, обрамленных наличником и сандриком прямолинейного начертания. Боковые фасады церковного корпуса прорезаны четырьмя окнами в каждом этаже, а простенки между ними выделены пилястрами ионического ордера.

Перпендикулярно к церковному корпусу развернут фасад собственно госпиталя. Его нижний этаж выделен рустовкой и горизонтальной тягой, в которую упираются замковые камни окон. Стены второго этажа гладкие и завершаются карнизом простого профиля, над которым протянут невысокий парапет. Обращенный к площади фасад госпиталя разделен по вертикали на пять частей тремя небольшими раскреповками, а также различной обработкой оконных проемов. Средняя часть фасада включает портик церковного корпуса. Крайние части госпитального фасада подчеркнуты симметричными раскреповками и тройными оконными проемами в двух этажах. Оконные проемы между средней и боковыми раскреповками лишены какого-либо обрамления. Такое тектоническое и декоративное решение фасада госпиталя придает его облику уравновешенность и представительность.

Гатчинский госпиталь интересен не только как характерный образец классицизма, но и как сооружение, в котором функциональная планировка полностью выявлена в объемно-пространственном решении. Рациональное размещение палат и других помещений, коридорная система связи между ними отмечены логичностью и свидетельствуют о высоком уровне проектирования и строительства больничных зданий в России в первой трети XIX века.

Немалую роль играет госпиталь и в градостроительном отношении. Его четырехколонный портик замыкает классическим аккордом самую большую площадь Гатчины и перекликается с портиком лютеранской кирхи.

Деревянные здания, включенные в ансамбль Городового госпиталя, уже в первые годы XIX века начали уступать место каменным. Первая по времени постройка - бывшая Богадельня для инвалидов гатчинских войск (второе название - Дом для бедных). Расположенное позади Госпиталя одноэтажное здание отличается предельной простотой. В нем нет даже намека на какую-либо парадность. Вытянутый на 60 метров фасад имеет единственный объемный и декоративный акцент - выступающую среднюю часть, где находится полуциркульный проем входа, завершенный замковым камнем. По сторонам от него два прямоугольных окна, также с рельефными замками. Над ними небольшие заглубленные прямоугольные ниши. Вся плоскость стены средней части здания обработана рустами. Завершает ее треугольный фронтон с модульонами по всему периметру карниза. От сурово-монументальной средней части расходятся два крыла с одиннадцатью окнами на каждом. Их заглубленные проемы контрастируют с гладкими стенами. Только рельефные тяги прочерчивают антаблемент над крыльями во всю их длину. Отобранность архитектурных деталей, общая соразмерность целого - все это придает зданию Богадельни исключительные архитектурные качества. Документы называют имя строителя: А. Г. Бежанов. Чей проект он воплощал, не установлено. Вполне возможно, что он воспринял и органично соединил в своей работе многое из творческих родников В. Бренны, А. Воронихина, А. Захарова и сумел создать свой шедевр, ставший украшением Гатчины.

Левую сторону ансамбля Госпитальной площади формирует названный по фамилии бывшего владельца Чоглоков дом. Построенный на месте лазарета Воспитательного дома, он примечателен своей типичностью. Классицистическое композиционное решение, детали декора и использованный материал (местный камень) делают Чоглоков дом своего рода эталоном городской застройки Гатчины в 1820-1830-х годах.

В ансамбле с ним воспринимаются выходящие на проспект Императора Павла I жилые дома № 12 и 14. Первый из них - пример рядовых зданий классицистической архитектуры на главной гатчинской магистрали, появившихся в 1838 году. Это двухэтажное каменное здание, облицованное блоками пудостского камня. Фактура, цвет и рисунок швов между камнями придают фасаду особую выразительность. Со стороны проспекта здание прорезано семью прямоугольными оконными проемами, а по боковому фасаду - пятью. Верхняя перемычка каждого окна в первом этаже завершается тройным замковым камнем. Проемы второго этажа имеют более нарядную обработку. Три средних окна завершены профилированными прямолинейными сандриками на кронштейнах. По сторонам от них по одному оконному проему без обрамления. Это точно рассчитанная пауза, подчеркивающая архитектурную обработку крайних проемов главного фасада, которые связаны с балконами. Окна-двери решены как своего рода порталы. Их окаймляют пилястры ионического ордера, завершенные антаблементом и треугольным сандриком. Чугунные волютообразные орнаментированные консоли и тонко прорисованная ажурная решетка балконов оттеняют массивность стены.

Для проектов подобных домов использовались «образцовые чертежи», которые издавались в виде высочайше утвержденных сборников и тетрадей. Но это не означало механического переноса образца в натуру, а давало возможность проявить творческое начало и создать оригинальные архитектурные произведения, объединенные общностью градостроительного замысла.

Дом Чоглокова относится к богатым жилым домам. Но и другие, менее представительные здания подобного назначения, построенные во второй четверти XIX века под наблюдением и при участии А. М. Байкова на Большом (Императора Павла I) проспекте, отмечены печатью стилистической выявленности и архитектурным мастерством. Достаточно всмотреться в фасады домов № 14, 16 и 26 по проспекту. Во всех прослеживается верность классицистическим принципам. Всюду в обрамлении оконных проемов использовались замковые камни, наличники и сандрики, этажи разделены рельефными тягами, профилированные пояса связывают нижние перемычки окон, обычно по второму этажу. Стены окрашивали охрой, а рельефные детали - белой известью. Но ни в чем нет утомляющего механического повтора. В одном здании первый этаж подчеркнут рустами; в другом выделены обрамлением средние и крайние оконные проемы, в третьем применено чередование обрамленных и не имеющих обрамления окон. В отдельных зданиях, как, например, в доме № 33 по проспекту Императора Павла I, фасад обработан пилястрами, профилированными панно и лопатками, окна заключены в рустованные рамки, над балконной дверью - рельефный фронтон.

 



следующая страница





обучение наращиванию ресниц в саратове, купоны на курсы и | водонепроницаемая сумка для утиля - Предмет - of Warcraft | Сектору экологических товаров и услуг в Украине - специальный государственный патронат