Гатчина. Открытки и фотографии 19 века - Gatchina. Cards and photos of 19 centuries

Гатчина. Дворцовый парк. Терраса-пристань у Белого озера / Gatchina - Park view - Moor on the White lake

головная страница | карта сайта | другие открытки и фотографии Гатчины 19 века



Previous | Home | Next




Гатчина. Дворцовый парк. Терраса-пристань у Белого озера / Gatchina - Park view - Moor on the White lake






Реставрация интерьеров Гатчинского дворца продолжается. Здесь у реставраторов нет проторенных, легких путей. Но, как показывает практика, как бы ни было трудно, благородная цель полного восстановления Гатчинского дворца-музея вдохновляет архитекторов, мастеров всех специальностей и музейных работников, единых в своем стремлении вдохнуть новую жизнь в грандиозный памятник русского зодчества.

Комплекс гатчинских парков (Дворцовый, Сильвия, Зверинец) представляет собой совершенно самобытное творение паркостроительного искусства - уникальное триединство, объединенное руслами рек Гатчинки и Колпанки и цепью связанных с ними озер. К нему примыкает Приоратский парк, основной водной магистралью которого служит Приоратский водовод.

Главное композиционное звено комплекса, Дворцовый парк - средоточие основных озер, множества островов, а также дворца и созвездия малых архитектурных форм.

По своей объемно-пространственной структуре Дворцовый парк отличается от родственных ему произведений садового искусства пейзажного стиля XVIII века, созданных почти одновременно в Царском Селе и Павловске и расположенных сравнительно близко друг от друга в местностях со сходным рельефом. Екатерининский парк в Пушкине сформирован у одного обширного водоема - Большого пруда; Павловский парк образован по берегам реки Славянки; Дворцовый парк в Гатчине распланирован в системе прихотливо переплетенных двух речек и нескольких озер. Эта специфическая топографическая основа продиктовала не только общий строй композиционного решения, но и планировку отдельных районов и малых садов, предопределила выбор мест для возведения дворца, мостов, ворот, прокладки аллей и устройства видовых просек.

Вытянутость территории, занятой Дворцовым парком, резкие перепады высот между как бы западающими прудами и вздымающимися грядами островов и прибрежных частей, стали тем природным мотивом, который получил разработку как естественные кулисы, закрывающие или распахивающие обзор на парковый пейзаж и его архитектурные акценты.

Изначальная ярусность рельефа подсказала зодчим необходимость возведения дворцовых башен, высоко расположенных террас, смотровых площадок на воротах и возвышенностях. Это позволило ввести элемент многократного панорамного обзора парка с высотных точек, почти с птичьего полета, каких не имеется ни в одном из пригородных ленинградских ансамблей.

Озера в системе парка также стали своеобразной ареной осмотра его пейзажей. С судов "потешной флотилии" в XVIII-XIX веках развертывались увиденные снизу панорамы живописных берегов, картинно изогнутые мосты и прибрежные строения.

Таким образом, Дворцовый парк можно воспринимать в самых различных уровнях: с глади прудов, с береговых аллей, насыпных горок и террас, с площадок на кровле Березовых ворот и, наконец, с башен дворца. Этот мотив многоярусного восприятия Дворцового парка запечатлен почти во всех произведениях изобразительного искусства, посвященных Гатчине.

Оригинальной особенностью композиции гатчинского Дворцового парка является соотношение зеленого массива и водного пространства. Из 143 гектаров общей площади почти 36 занимают озера, что составляет четвертую часть всей территории. При этом водное зеркало находится не на периферии, а включено в самую сердцевину планировки, как композиционная и образная доминанта.

Планировка Дворцового парка построена на скрещении двух умозрительных осей. Одна ось (короткая) - в направлении юг-север - проходит по центру плаца и дворца, через Белое озеро к павильону Венеры, до Березовых ворот. Вторая (длинная) идет с востока на запад - от Адмиралтейских ворот через Длинный остров до средних ворот в Зверинец. Этот планировочный прием предопределяет наиболее интересные пути осмотра парка. Если двигаться с юга, сначала предстанет монументальная кулиса-заставка - дворец, затем гряда и зеленая стена Длинного острова и далее - террасы Ботанических садов. Второе направление осмотра - от Адмиралтейских ворот - построено на панорамном раскрытии перспектив на всю глубину пространства Белого озера. Эти два основных аспекта обзора дополняются и обогащаются обходом по береговым аллеям и вторящим им дорогам в глубине парка, а также поперечными перспективами с одного берега озера на другой.

Следует обратить внимание и на такую особенность планировки Дворцового парка, которую можно определить как двойное использование одного приема. Она заключается в том, что основные принципы раскрытия парковых пейзажей остаются неизменными безотносительно к тому, начинается ли осмотр от дворца или Березовых ворот, от ворот в Зверинец или Адмиралтейских, хотя "картины" предстают в совершенно другом развороте и последовательности.

Созданный в два приема, в 1766-1783 годах и в 1783-1800 годах, в результате преемственного творчества архитекторов А. Ринальди и В. Бренны, садовых мастеров И. Буша, Дж. Гекета и Ф. Гельмгольца, Дворцовый парк удивительно гармоничен по своему построению и композиции. В этом единстве органически сочетаются пейзажный и регулярный стили, отраженные в решении отдельных садов, как бы составляющих круговую анфиладу зал огромного зеленого дворца, дополняющих и расширяющих интерьеры каменного гатчинского замка.

Основой всего Дворцового парка является пейзажньй Английский сад, включающий Белое и Серебряное озера и часть прибрежных территорий.

К Английскому саду, с двух сторон охватывая восточную часть Белого озера, примыкают регулярные сады. Это расположенный прямо у стен дворца Собственный сад, находящиеся с ним на одной оси Нижний и Верхний Голландские сады, Липовый сад, Нижний и Верхний Ботанические сады, сад Ботанической горки, Водный и Лесной лабиринты, сад на острове Любви.

лийский сад - территориально самый большой в Дворцовом парке. Только площадь Белого озера составляет 32 гектара, а длина его извилистых берегов протянулась более чем на десять километров. Английский сад включает несколько взаимосвязанных и вместе с тем художественно самостоятельных частей. Прежде всего, это Белое озеро с островами и соединенное с ним Серебряное озеро. Срединную часть Белого озера занимает цепь из четырех длинных, узких островов, связанных мостами и обобщенно названных Длинным островом. Они дополняются поперечным Захаровым островом. Острова разделяют Английский сад на левобережную и правобережную части, в каждую из которых вкраплены участки, имеющие самостоятельный художественный облик.

Панорама Английского сада открывается от монументальных Адмиралтейских ворот, название которых определено близостью к гатчинскому Адмиралтейству. Ворота расположены на границе парка и обращены на проспект императора Павла I (в прошлом Большой Пороховской, Большая перспективная дорога), являющийся частью Киевского шоссе. Поэтому аллея, идущая от них прямо к озеру, называется Городской дорогой. Таким образом, самые крупные и представительные ворота Дворцового парка служили главным входом со стороны дороги, связывавшей резиденцию с Петербургом, и одновременно были обращены к придворному городку.

По суровости облика, "циклопическому" масштабу, лаконизму монументальных архитектурных форм и материалу ворота являются образным камертоном всего ансамбля.

дмиралтейские ворота сооружены по проекту В. Бренны в 1794-1796 годах. Это мощное строение, собранное из тесаных блоков пудостского камня, высотой 13 метров, шириной-10. В массиве ворот прорезана арка высотой 8,5 метра с упругим полуциркульным завершением. Архивольт арки подчеркнут полукружием из вертикально выложенных камней и крупным замковым камнем. По сторонам верхнего края пояса архивольта помещены два гладких выступающих треугольных панно со срезанными углами. Обычно на таких полях укрепляли барельефные доспехи или фигуры летящих Слав. Но, не желая отходить от суровой лапидарности, Бренна ограничился гладкими плитами.

рка ворот фланкируется почти восьмиметровыми гладкоствольными колоннами с пышными коринфскими капителями, также вырубленными из пудостского камня. Колонны покоятся на стилобате с крупным цоколем и несут классический антаблемент. Ворота венчаются треугольным фронтоном, посреди которого в дубовом венке помещался вензель "П" венценосного владельца.

Профилированные части импоста, фриза и карниза выходят на торцовые стороны арки, ритмично членя по горизонтали их вертикальные плоскости, усиливая светотеневую игру. Над торцами арки находятся прямоугольные постаменты, предназначавшиеся для скульптурных композиций из воинских доспехов. В пролет арки, имеющей ширину 4,5 метра, вписана скромная кованая решетка двустворчатых ворот. Верхний ее край имеет мягкую вогнутость, образуя вместе с полукружием арки воздушный овал. Примечательно, что створки ворот венчала золоченая корона, что подчеркивало их значение как главного въезда в резиденцию.

При входе в Дворцовый парк ворота служат монументальной рамой картины, какой является вид на Белое озеро.

Прямо напротив Адмиралтейских ворот на берегу Белого озера находится миниатюрный прямоугольный водоем, обрамленный гранитным парапетом. К нему ведут три гранитные ступени. Это так называемая Иордань, для устройства которой использовали родник. Иордани - чаще всего временные деревянные ограждения на реках и прудах - устраивались для праздника крещения, которое, согласно евангельскому преданию, происходило на реке Иордан. В день такого праздника, который отмечался в январе, проводились торжественные церемонии символического освящения водой. Не замерзающий и в крещенские морозы, прозрачный родник в гранитной оправе как нельзя более подходил для этой цели в великокняжеской, а затем царской резиденции.

В планировке парка Иордань закрепляет одну из лучших видовых точек - прием, который проведен по всему ансамблю.

Незримая линия, связывающая Иордань и Адмиралтейские ворота, является композиционной осью самостоятельного участка Английского сада, называемого Адмиралтейским. Он пространственно расширяется озером, в строго определенном направлении - на своеобразную водяную сцену, которая ограничена зелеными кулисами Длинного острова слева, Пихтового острова в глубине справа и замыкающим зеленым занавесом в дальней перспективе - Захаровым островом. На этом водном пространстве вдоль правого берега Белого озера разбросана цепочка малых островов: Лебяжий, Еловый, Сосновый, Вороний, Плавучий, Березовый. Они отличаются друг от друга конфигурацией, посадками и чертами планировки.

От Иордани, придерживаясь береговой аллеи, можно обойти всю правобережную часть Английского сада, одновременно осматривая включенные в нее регулярные сады.

С Белым озером небольшим протоком связан Овальный бассейн, или Адмиралтейский ковш. На его берегу расположено строение, облик которого не раскрывает с первого взгляда его первоначального назначения. Это Адмиралтейство - место сборки, ремонта и хранения судов, вооружения и оснастки гатчинской дворцовой эскадры.

Гатчинское Адмиралтейство представляет собой крупное квадратное здание, решенное в виде единого нерасчлененного объема. Его конструктивную основу составляют 16 массивных столбов из черницкого камня, ритмично расставленных на равных интервалах друг от друга. Каждый наружный столб оживлен шестью рустами, из которых самый широкий - нижний. Четыре столба находятся внутри здания. На столбах покоятся перекрытие и стропильная система четырехскатной кровли. Между столбами закреплены узкие доски, придающие фасаду ребристую поверхность. Первоначально при помощи системы блоков и канатов эти простенки поднимались и опускались подобно парусам, открывая стапеля со стоящими судами.

дмиралтейство, или, как его иначе называли, Голландия, появилось в парке в начале 1790-х годов. В 1795 году перед Адмиралтейством устроили небольшую гавань-ковш и короткий канал-проток.

Создание подобного рода строений шло от традиции петровского времени, когда на берегу Невы было устроено Адмиралтейство-крепость и верфь. В 1770-х годах в Екатерининском парке Царского Села на берегу Большого пруда архитектор В. И, Неелов также построил Адмиралтейство, включавшее "шлюпочный сарай". Имелась аналогичная постройка и в Павловске.

С петровского времени установился и обычай устраивать в дворцовых садах и парках небольшие гавани - "гаванцы" и ковши. Гаванец имелся в Летнем саду, перед дворцом Петра I, и в его загородной резиденции в Петергофе, перед Большим дворцом и каскадом, и перед дворцом Меншикова в Ораниенбауме. Таким образом, Адмиралтейский ковш в Дворцовом парке - один из вариантов решения архитектурной темы, характерной для паркостроения XVIII века.

Павел, которому было пожаловано звание генерал-адмирала русского флота, пожелал наряду с "потешной" сухопутной гатчинской армией иметь такой же флот. Так на просторах озер появилась эскадра из 24 судов - яхт, фрегатов, трешкоутов, яликов, гондол и специальных плотов. Малые суда использовались для идиллических или развлекательных водных прогулок, а более крупные корабли, вооруженные настоящими медными пушками, участвовали в морских экзерцициях, длившихся порой целыми днями и сопровождавшихся боевой стрельбой, абордажами, десантами и всем тем, что присуще маневрам военного флота. Морские игры велись с таким азартом, что сын Павла, будущий император Александр I, оглох от пальбы на одно ухо.

В Адмиралтействе устраивались церемонии торжественного спуска со стапелей новопостроенных кораблей. Записью в камер-фурьерском журнале зафиксировано, что 1 октября 1797 года, "в присутствии августейшего семейства", сошли на воду восьмипушечная яхта "Миролюб" и шестнадцатипушечный фрегат "Эмпренабль" (франц. imprenable - неприступный).

На многочисленных акварелях и гуашах с изображениями Дворцового парка непременно запечатлены корабли гатчинской флотилии с поднятыми парусами, развевающимися Андреевским и Адмиральским флагами, лодки с гребцами и рыбаками. Все это показывает, что гатчинские суда были не только забавой, но являлись неотъемлемой частью декоративного убранства Дворцового парка.

Примечательно, что яхта "Миролюб", обычно стоявшая у Большой террасы на фоне дворца и ставшая одной из достопримечательностей Гатчины, в 1868 году была с абсолютной точностью повторена во всех деталях, вплоть до убранства и флагов расцвечивания. Копия в натуральную величину сохранялась до 1895 года, когда постепенно разобрали всю обветшавшую флотилию.

В конце XIX века Адмиралтейство потеряло свое прямое функциональное назначение и превратилось в музей старинных корабельных моделей и редких предметов матросского и офицерского оружия, рыболовных снастей, небольших парусников и весельных судов.

В настоящее время Адмиралтейство, внешний облик которого восстановлен, по-прежнему играет главенствующую роль в миниатюрном ансамбле, в который входят это оригинальное здание, ковш-гавань и проток с переброшенным через него металлическим мостиком (в XVIII веке подъемным).

дмиралтейский ансамбль, включенный в композицию правобережной части Английского сада, системой прямых и извилистых аллей связан с двумя регулярными Ботаническими садами, Цветочной горкой, Лесным и Водным лабиринтами.

Ботанические сады, занимающие площадь около четырех гектаров, как это было типично для регулярного паркостроения, расположены на двух уровнях и соответственно этому называются Нижним и Верхним. Они планировочно связаны одной осью - средней аллеей, на которой находятся пруды - Круглый в Нижнем Ботаническом саду, Восьмигранный - в Верхнем. Эти пруды, обрамленные дорожками, как бы фокусируют схождение аллей, пересекающихся под прямым углом, Аллеи, идущие по периметру обоих садов, и средняя продольная аллея, пересекаясь с тремя поперечными, делят Верхний и Нижний Ботанические сады на восемь прямоугольных частей. Места пересечения отмечены площадками со срезанными и полукружными углами. Эта регулярная геометрическая сетка подчеркнута посадкой дубов, возраст которых перешагнул далеко за столетие. Не случайно и аллея, идущая по восточной границе обоих Ботанических садов, именуется Дубовой дорогой.

Как и в других частях и районах Дворцового парка, в Ботанических садах применен прием постепенного многопланового раскрытия обзорных зон пейзажа. Для этого здесь использованы террасы и лестницы. Десять гранитных ступеней, устроенных у начала средней аллеи, выводят на главную перспективу. Но отсюда виден только Нижний Ботанический сад, ограниченный зеленым откосом. Устроенные в нем три симметричные семиступенчатые гранитные лестницы поднимают на уровень Верхнего Ботанического сада.

Старинные планы и документы помогают расшифровать существующее наименование этих двух взаимосвязанных садов. В конце XVIII и до 20-х годов XIX столетия в каждом из восьми квадратов находились грядки, на которых выращивались редкие цветы, а также лекарственные растения и травы, как во всех подобных садах при оранжереях в загородных резиденциях, начиная с Аптекарского - Ботанического огорода Петра I в Петербурге. Более того, идея Аптекарского, или Ботанического, сада имеет самостоятельные гатчинские корни в ранней истории мызы. Напомним, что 17 ноября 1716 года по распоряжению Петра I Гатчинская мыза была передана для нужд царской аптеки, а затем являлась собственностью личных врачей императора: в 1718-1719 годах - доктора Р. Арескина, а с 1719 до 1732 года - доктора И. Л. Блюментроста. Не может быть сомнения в том, что они оба выращивали здесь растения, необходимые для изготовления лекарств.

отические теплолюбивые растения, которые нельзя было высаживать в открытом грунте, содержали в каменной оранжерее, находившейся в Верхнем Ботаническом саду. В гатчинских Ботанических садах росли также вишневые и яблоневые деревья, что было принято с начала XVIII века в русских регулярных парках, как дань воспоминанию о московских фруктовых садах предшествующего времени.

Сравнение проектных и фиксационных чертежей гатчинского ансамбля подтверждает, что изменение ассортимента посадок, исчезновение ботанических грядок не исказили первоначальную регулярную планировку Ботанических садов, созданную в 1790-х годах.

Ботанические сады связаны друг с другом, а также с Лесным и Водным лабиринтами своеобразным "высотным" садом - Ботанической, или Цветочной горкой. По объемному решению это насыпное сооружение напоминает полуконус со срезанной вершиной. От Ботанических садов на горку ведет пандус. Сторона, обращенная к лабиринтам, обработана в виде четырех расширяющихся сверху вниз террас с одернованными откосами и дорожками. Справа и слева на склонах горки устроены две гранитные лестницы: правая трехмаршевая, в пятнадцать ступеней, и левая четырехмаршевая, в двадцать четыре ступени. Разница высоты лестниц объясняется тем, что объем горки вписан в рельеф местности. Расположив ступени на противоположных склонах и тем самым скрыв асимметрию, которая зрительно противоречила принципу регулярности, требующему полного равновесия частей, гатчинские садовые мастера сумели искусно решить сложную задачу вертикальной планировки. Они, подобно скульпторам, пластически обрабатывали поверхность земли, придавая ей необходимые по художественному замыслу более выразительные формы.

В композицию правой половины Английского сада вкомпонованы пейзажные лабиринты - Лесной и Водный, которые воспринимаются как две части единого целого, охватывающего площадь более чем четыре гектара. Их прихотливо ветвящаяся система аллей и водных протоков создает живой контраст, обогащая восприятие пейзажа сменой впечатлений - от строгой плоскостности и геометричной линейности Ботанических садов к мягкой живописности и рельефности Лесного лабиринта.

Лесной лабиринт - участок между Ботаническими садами и Водным лабиринтом - покрыт густой сетью аллей. Они расходятся из одной точки, называемой "пятью углами". Это возвышенная площадка, почти вплотную примыкающая к Верхнему Ботаническому саду. Отсюда открывается вид на Водный лабиринт.

На условной границе Лесного лабиринта, ближе к Березовому домику, находится вытянутый прямоугольный пруд. Его водное зеркало окаймлено крутыми зелеными откосами. По своим очертаниям и характеру это типичный элемент регулярного парка. Лесной лабиринт читается в компоновке парка как густой естественный массив, о начальном периоде которого напоминают отдельные экземпляры лип, дубов, несколько елей и вязов, посаженных на этих местах более ста пятидесяти лет тому назад.

В этой части Лесного лабиринта, на окраинной возвышенности, находится небольшой холм, величаво именуемый "Гора Хаос". Это название восходит к неосуществленному замыслу романтического плана, запечатленному в так называемом "Кушелевском альбоме" - своде различных чертежей, проектов и рисунков, относящихся к гатчинскому ансамблю конца XVIII века, составленному чиновником гатчинского дворцового правления Кушелевым. Исполненный акварелью рисунок изображает живописно нагроможденные каменные глыбы, нарочито грубо обработанные. Художественный беспорядок как бы низверженных из недр земли вулканических глыб должен был вызывать ассоциацию с первозданным хаосом. По неизвестным причинам ограничились насыпкой зеленого холма с видовой площадкой, к которой вела серпантинная дорога. Но и от него сохранились лишь слабый рельефный намек и горделивое название.

Водный лабиринт - одна из редких парковых затей, сохранившихся до наших дней с XVIII века. В глубоко вдающемся в сушу заливе Белого озера устроено четыре искусственных островка. Их конфигурация подчинена сложному очертанию береговой линии залива. Разделенные между собой протоками шириной от 7 до 12 метров, островки кажутся с высокого берега живописными зелеными панно, оправленными мерцающим серебром воды.

Через два больших острова Водного лабиринта проходит так называемая Березовая дорога. Она начинается от Адмиралтейства, идет по мостику под протоком из Адмиралтейского ковша, затем по трем мостикам и двум островам лабиринта и, разветвляясь к двум мостикам, установленным над небольшим огибным каналом, вводит в сад на острове Любви, где находится павильон Венеры.

Остров Любви - типичный регулярный сад, замкнутость которого выявлена строго линейным каналом, отрезающим его от основной территории парка. В отличие от пейзажных островков с округлыми или изрезанными береговыми линиями, остров Любви по своим очертаниям отчетливо "рукотворен" и подчеркнуто геометричен. По своей форме он напоминает вытянутый треугольник, вершина которого отмечена павильоном. Соответственно конфигурации острова решена регулярная планировка: переходящие одна в другую аллеи, идущие по периметру, и средняя аллея, направленная от основания треугольника к его вершине. В отдельных местах аллея акцентированы небольшими площадками, предназначавшимися для скульптуры. Пространство между аллеями занято фигурно посаженным кустарником, размещение посадок по рисунку схоже с лабиринтом.

Подобно другим регулярным гатчинским садам, в ансамбль острова Любви входила декоративная скульптура, о чем напоминают и документальные сведения, и сохранившиеся постаменты XVIII века. На самой протяженной стороне острова, обращенной к простору Белого озера, в 1790-х годах по проекту Бренны были построены две одинаковые по размеру пристани-террасы, или, как их еще называли, балконы. Одна из них полностью сложена из пудостского камня и ограждена сплошным парапетом, другая обнесена чугунной балюстрадой. Длина каждой из террас почти шесть с половиной метров, ширина - четыре с половиной. Для масштаба островного сада эти пристани являются весьма значительными архитектоническими элементами и, главное, исключительно удачно выбранными обзорными площадками. Отсюда открываются широкие и глубинные панорамы Белого озера и вид на часть Длинного острова.

Время значительно обеднило композицию и декоративную наполненность сада на острове Любви. Но тем не менее он остается редким образцом островного сада регулярного стиля конца XVIII столетия, в котором отражено стремление воссоздать в натуре элегические живописные произведения великого французского художника Антуанна Ватто (1684-1721). Можно утверждать, что идея острова Любви с павильоном Венеры вдохновлена не только парком Шантийи, но и картиной Ватто "Паломничество на остров Киферу", написанной в 1717 году. Как известно, Кифера-одно из имен Афродиты-Венеры, богини любви. Более того, помещенная над входом в павильон выгравированная на медном листе строка: "Остров Любви. Павильон Венеры" - невольно воспринимается как авторская надпись, разъясняющая замысел миниатюрного ансамбля. Это не просто остров, а оживший мифологический мирок, созданный для галантного театрализованного времяпрепровождения избранного общества.

рхитектурной и композиционной доминантой острова и сада Любви служит павильон Венеры, или, как его также называли, трельяж. Он привлекает внимание необычностью своего облика. Не случайно И. Г. Георги, описывая Гатчину в 1794 году, отметил, что "остров Любви отличается высоким павильоном, имеющим прекрасный вид". В действительности, высота павильона над уровнем земли составляет около девяти метров. Но миниатюрное здание кажется значительно больше своих абсолютных размеров благодаря точно найденному месту его постановки - на самом мысу острова и частично над водой на специальном свайном основании. Павильон словно открыт навстречу парку и хорошо виден и от Адмиралтейских ворот, и почти со всех изгибов берега Длинного острова, и с правобережной дороги вдоль Белого озера. Он словно стягивает к себе все основные композиционные линии, являясь своеобразным "архитектурным маяком" средней части ансамбля, охватывающего Белое озеро.

Павильон Венеры, органично связанный с водным пространством, воздушной средой и зеленым окружением, дает настрой восприятию всей грандиозной картины, которую создали зодчие и садоводы в сердцевинном ансамбле Дворцового парка.

Павильон Венеры появился в Гатчине в 1792-1793 годах. Его создание было продиктовано желанием Павла перенести в свою резиденцию как архитектурный сувенир понравившееся ему французское произведение, увиденное в 1781 году в резиденции принца Конде Шантийи. Сравнение гравюры с изображением французского оригинала и гатчинского повторения говорит о том, что его облик был воспроизведен с определенными отступлениями, а живописный декор интерьеров носил в основном самостоятельный характер.

В отличие от французского образца гатчинский павильон не имел высокого трельяжного парапета, украшенного рельефными гирляндами и розетками. Небыли повторены поставленные по периметру парапета декоративные вазы в виде урн и плетеных корзин с цветами. Колонны гатчинского павильона Венеры монолитные, а не трельяжные (выполненные из тонких реек), фриз имеет более сложную рельефную обработку. Есть и другие отличительные черты, которые говорят, что перед нами не слепок, а творческое повторение, в котором усилены классицистические элементы и убрано все то, что ослабляло пластическую выразительность и целостность объема. Есть еще принципиальное различие между гатчинским островом и французским прототипом. В Шантийи остров Любви (ile d' Amour) в действительности, является длинным прямолинейным полуостровом, замыкающим перспективу неширокого канала, и павильон на его мысу читается не на обширном водном пространстве, а только с одной точки.

В Гатчине же в общей панораме озера издали четко просматривается силуэт и объем одноэтажного здания, стоящего над водой на невысоком каменном цоколе, его низкая сложной формы кровля, полуциркульные выступы с полусферическими куполами, три ложные "накладные" арки, в две из которых вписаны окна. Именно пластичность объемного решения павильона делает его легко и ясно обозримым даже в глубине парковых панорам.

При более близком и пристальном осмотре выявляется классицистическая структура и декорировка павильона.

В плане павильон состоит из двух разновеликих частей: вытянутого в длину прямоугольного со срезанными углами большого зала и небольшого прямоугольного аванзала, или вестибюля, с полукружными нишами по коротким торцовым сторонам. Главный фасад павильона обращен в сторону острова. Он выделен четырехколонным портиком ионического ордера на высоком цоколе и широкой двухстворчатой филенчатой дверью с полуциркульной застекленной фрамугой, обрамленной профилированным архивольтом.

Фрамуга подчеркнута укрупненной формы замком в виде консоли, с рельефным акантовым листом и импостом с написанным на нем названием острова и павильона.

Портик завершается классическим антаблементом и треугольным фронтоном. В его тимпане помещена резная рельефная эмблема Амура, сына Венеры, -скрещенные колчан, полный стрел, горящий факел и ветви лавра и розы.

Композиция и декор антаблемента портика продолжены по периметру фасадов всего павильона. Выше покрытия антаблемента идет низкий ленточный парапет, украшенный трельяжной сеткой. Аналогично декорированы полуциркульные выступы по сторонам вестибюля и остальные фасады. Высокие полуциркульные ложные арки боковых стен имеют профилированное обрамление и завершаются фигурным замковым камнем. Между арками находятся рельефные медальоны, усиливающие ритмику декоративных членений.

Со стороны озера в павильоне сделан небольшой выступ. В его средней части-окно-дверь, ведущая на четырехступенчатую лестницу-пристань. Над дверью помещен козырек, опирающийся на волютообразно изогнутые изящные кованые консоли. В заглублениях стены по сторонам выступа помещены одиночные колонны, придающие нарядность павильонной пристани. Именно здесь причаливали гондолы и другие небольшие суда с гостями гатчинской резиденции.

В декоре фасадов удачно сочетается ясность архитектурных форм и членений с тщательностью проработки каждой детали. Все это придает облику павильона нарядность, умноженную светотеневой игрой объемов и декоративных элементов.

Филигранной отделке фасадов павильона соответствует решение двух его интерьеров. Вестибюль, полуосвещенный только сквозь дверную фрамугу, своей аскетической строгостью предваряет наполненный светом праздничный зал длиною десять, шириною восемь метров. Четыре окна-двери на боковых стенах и окно-дверь посреди торцовой стены обращены к озеру, отчего зал кажется плывущим навстречу водному простору и островам. Освещенность его усиливают зеркала, установленные в простенках срезанных углов. Их полукружные рамы завершены резными золочеными венками и гирляндами. Зеркала умножают игру отраженного света, дают эффект глубины пространства, повторяют живописный декор.

По оси боковых окон и одновременно в поле отражения зеркал в беломраморных бассейнах стоят четыре чаши на ножках-балясинах из такого же материала. Они были изготовлены в 1884 году взамен первоначальных деревянных. Эти четыре интерьерных фонтана создают необычный декоративный аккорд формой и материалом, который первоначально дополнялся радужной игрой и журчанием струй.

Простенки зала декорированы большими и малыми живописными панно, исполненными клеевой краской по штукатурке в манере гризайли с золочением.

мблематика всех панно и композиция аналогичны. На золотистом фоне скомпонованы в вертикальной трехъярусной структуре (так называемые канделябры) фигурки амуров, танцующих вакханок, нимф, фавнов, сфинксы, античные треножники, амфоры и вазы, перистые листья и травы. Над оконными проемами узкие горизонтальные панно расписаны спиралевидными и веерными акантами, расположенными по сторонам маскарона. Надзеркальные панно и панно на откосах окна-двери, обращенной к павильонной пристани, декорированы эмблемами амура-колчанами, факелом, луком и стрелами, обвитыми цветочными венками.

Перекрытие обрамлено богатым карнизом с симметрично расположенными лепными кронштейнами, связанными рельефным декором. Падуга перекрытия расписана гризайлью, а поле за нею - большим живописным плафоном (25 квадратных метров). В овалах изображены амуры, а на вытянутых горизонтальных панно - фантастические крылатые птицы-звери (грифоны), пышные изгибающиеся листья аканта и орнаментика растительного характера.

Полихромный плафон написан масляными красками на холсте популярным в свое время живописцем Якобом Меттенлейтером (1750-1825), суховатым по манере профессионалом, много работавшим для Павловска и Гатчины. Соответственно названию павильона, плафон, так же как и в Шантийи, посвящен прославлению богини любви и ее торжеству. Он называется "Триумф Венеры". Юная Венера восседает в колеснице, украшенной морской раковиной, которую влекут два белых лебедя. У ног ее пара воркующих голубей. Триумфальное шествие предваряет парящий в вышине Меркурий-мифологический покровитель торговли. Вокруг Венеры кружатся рои амуров; одни возносят над ней ниспадающую драпировку, другие держат факелы любви, стреляют из луков. В свите богини-грации, венчающие ее венком, и множество других мифологических персонажей, изображенных среди клубящихся облаков.

В композицию интерьера включен наборный паркет. Он представляет собой два разноцветных круга, в которые вписаны пересекающиеся полукружия, образующие геометризированный цветок. К среднему рисунку примыкают полукружия перед дверьми и окружности по периметру фонтанных бассейнов. Композиционное и цветовое решение паркета столь же органично в структуре павильона, как и все остальные элементы декоративного убранства, придающие его интерьеру изящество и нарядность.

Как красочно писал В. К. Макаров еще в 1921 году, "радостную картину представляла внутренность павильона, когда бывали открыты двери на озеро и солнце, отраженное водой, заливало зал, освежаемый струями фонтанов".

В период оккупации Гатчины павильону был нанесен, казалось, невосполнимый ущерб. Хотя деревянное каркасное здание чудом уцелело, плафон был прострелен пулями, настенные росписи исцарапаны, зеркала и резные рамы похищены, фонтанные вазы разбиты. Однако благодаря усилиям реставраторов павильон стал первым восстановленным музейным объектом в гатчинских парках. Бригада живописцев Я. А. Казакова реставрировала плафон и 45 квадратных метров росписей стенных панно. Художник Л. А. Любимов вместо четырех надзеркальных панно 80-х годов XIX века воссоздал на основе исторических первоисточников первоначальные декоративные росписи. Резчик И. Н. Болдосов выполнил заново резные рамы зеркал, точно повторив утраченные оригиналы. Были реставрированы и фонтанные вазы. По проекту А. А. Кедринского восстановили паркет.

В наши дни павильон Венеры имеет особую ценность не только как украшение парка. Павильон во французском парке Шантийи давно исчез. О нем напоминают лишь гравюры, а его российское повторение-вариация существует во всей подлинности уникального произведения малых архитектурных форм XVIII столетия.

В пейзаж правобережной части Английского сада вписан участок, наименованный не по породе насаждений, а по декору фасадов павильона - Березовый. Границы участка весьма условны. Он заключен между Темной аллеей, проложенной по краю парковой территории, и прибрежной - Березовой аллеей. Между ними проходят Первая, Вторая и Средняя Ореховые дороги, обсаженные вековыми дубами. Планировка Березового участка напоминает широкоячеистую сеть, на открытых пространствах которой группируются живописные посадки, среди которых выделяется пять вековых пихт. Рельеф Березового участка сильно повышается от береговой линии. На его самой высокой точке находится оригинальный ансамбль, включающий тематически и композиционно связанные, но совершенно различные по архитектуре произведения: монументальный каменный портал "Маска" и изящный деревянный Березовый домик. Название свободно стоящего на высоком цоколе массивного портала как нельзя лучше раскрывает его назначение маскировать Березовый домик.

Когда поднимаешься по крутому склону холма, перед глазами вырастает крупное, стройное сооружение подчеркнуто античного характера. О масштабе этого сложенного из блоков пудостского камня декоративного "занавеса" говорят его размеры. Общая высота от уровня земли почти девять, при ширине около тринадцати метров. По композиции портал "Маска" представляет собой тип трехпролетных шестнадцатиколонных с прямоугольными пролетами триумфальных ворот ионического ордера. При этом боковые пролеты перегорожены на уровне цоколя каменными скамьями. Эта небольшая преграда функционально направляет внимание на средний пролет.

Средний, самый широкий пролет (более пяти метров), выделен сильно выступающим вперед портиком с мощным перекрытием и треугольным фронтоном под двухскатной кровлей. Перекрытие опирается на двенадцать колонн с гладкими стволами. В передней части они сгруппированы в два "пучка" из четырех колонн; внутри портика им вторят парные колонны по сторонам среднего пролета. Также парными колоннами декорированы несколько выступающие вперед замыкающие части боковых пролетов. Этот "органный аккорд" колонн придает порталу особую величавость.

Прямоугольным очертаниям пилонов по сторонам пролетов и гладких стволов соответствует строгое решение чисто классического антаблемента с широким гладким фризом. Строгость облика портала не нарушается высеченными на заглубленном тимпане фронтона рельефными изображениями рогов изобилия с цветами.

Портал "Маска", созданный архитектором Бренной в 1795-1797 годах, отмечен глубоким проникновением в суть античного зодчества, формы которого использованы с подлинной художественной свободой. В этом сооружении Бренна достиг высокой степени пластичности, мастерски развивая приемы, использованные в Адмиралтейских воротах.

Перспектива среднего пролета портала, к которому ведут пять каменных ступеней, обрамленных по сторонам постаментами, сложенными из квадров пудостского камня (на них проектировалось установить изваяния львов), замкнута фасадом Березового домика. Этот фасад, особенно по контрасту с архитектурой портала, воспринимается как аккуратно сложенная поленница. Но этот мнимый склад напиленных, неокоренных березовых стволов, который в конце XVIII столетия образно называли "бушаром" (франц. bucher-дровяной сарай, костер), является типичным для романтических пейзажных парков XVIII века архитектурным сюрпризом.

Березовый домик был построен по проекту художника А. Ф. Виолье в 1780-х годах. Основной декоративный прием, выбранный художником, и материал - неокоренные березовые чурки, положенные вдоль и чередующиеся с рядами пиленых "поленьев", выложенных торцовым срезом, довольно часто использовались в парковой архитектуре второй половины XVIII века. В книге И. Г. Громанна "Ideenmagazin", изданной в Лейпциге в 1797 году, изображены садовые павильоны со стенами и колоннами из неокоренных древесных стволов. У гатчинского Березового домика был и прямой предшественник в Петергофе. Там, в Английском парке, по проекту Дж. Кваренги был построен павильон, имевший аналогичное название и оформление. Такого рода павильоны из природных материалов казались их создателям приближением к естественным первоистокам архитектуры - навесам из сучьев, лесным шалашам, бревенчатым хижинам с соломенной кровлей. Подобные павильоны были устроены в Павловском парке в первые годы его существования. Это было и Старое шале в швейцарском вкусе и Шарбоньер (франц. charbonnerie - хижина угольщика, угольная лавка) - павильон-землянка из бревен, закрытых слоем дерна. Таков же, наконец, и сохранившийся павильон "Молочня", или, как его называли, "Молочный домик в лесу", сложенный по проекту Ч. Камерона из неоколотых камней и валунов, с соломенной крышей и навесом на столбах. Но все это относилось к внешним приметам, облику строения. За буколическим, сельским обличием скрывался изысканно декорированный интерьер, предназначенный для времяпрепровождения нескольких человек, особо приближенных к царствующей персоне. Гатчинский Березовый домик - в ряду таких построек.

Когда видишь его впервые, особенно при закрытых ставнях и внешних створках дверей, он кажется четырьмя штабелями березовых дров разного объема и высоты, плотно приставленных друг к другу и прикрытых невысокой четырехскатной кровлей. Эти строго прямоугольные объемы поленниц точно воспроизводят структуру, размеры и план четырех помещений, разделенных на две изолированные группы: основную часть, где находится зал с альковом и сени, и служебную, состоящую из кухни с тамбуром.

Березовый домик, зигзагообразный в плане, рассчитан на круговой обзор. При этом, благодаря игре разновеликих частей, каждый раз при смене ракурса создается новое впечатление. Оно усиливается живописностью черно-белой бересты и светлых дисков торцовых срезов. Самый большой объем павильона (5,4х7,8 метра при высоте до конька кровли 5,2 метра) сложен из тридцати четырех рядов стволов. Когда раскрываются ставни, маскирующие оконные и дверные проемы, домик начинает преображаться.

Но главная метаморфоза впечатления от природной "естественности" внешнего облика к дворцовой нарядности зала происходит на его пороге. В распахнутые дверные створки открывается вид сверкающего зеркалами, позолотой, мерцающего многоцветьем росписей и драпировок поистине царского интерьера. Площадь зала, квадратного со скругленными углами, невелика - около 25 квадратных метров. Но свет из двух расположенных друг против друга окон на продольных стенах, зеркальные ленты в каннелюрах четырнадцати пилястр, в полуциркульных завершениях над окнами и угловые зеркала, а также роспись потолка "раскрывают" замкнутость пространства, создавая иллюзию большой глубины.

то впечатление усиливается альковом (2,7x4,9 метра) в стене, противоположной входу. Альков выделен узкими простенками и подъемом уровня пола. Все его стены сплошь закрыты зеркалами, украшенными живописной трельяжной сеткой и подсвеченными светом, падающим из единственного бокового окна в алькове. Использование арочного проема, иллюзорного расширения пространства и других элементов, свойственных стилю барокко и рококо, сочетается в композиции и декоре зала с классицистической ордерной системой и орнаментикой.

Стены зала членятся парными каннелированными пилястрами ионического ордера, которые опираются на профилированные постаменты, слегка выступающие из панелей, обрамляющих зал по всему периметру. В скругленных углах вмонтированы зеркала, разделенные рейками, подобно оконным переплетам, для усиления иллюзии открытого пространства. Перед зеркалами установлены полукруглые столики. Их очертания вносят волнообразное движение в линейность профилированных деталей панели. Такое сопоставление прямолинейности, скругленности и волнообразности использовано во всем декоре зала. Оно выражено в полукружных золоченых резных завершениях, напоминающих раскрытые ажурные веера, поставленные над прямоугольными оконными проемами и зеркалами и в полуциркульных обрамлениях живописного десюдепорта входных дверей.

Пилястры несут скругленный по углам классический антаблемент с тщательно проработанными и частично позолоченными рельефными деталями архитрава и карниза. Плоское перекрытие зала затянуто плафоном. Его композиционное построение создает впечатление купола с круглым открытым проемом, сквозь который видно небо. Парные пилястры зрительно связаны с написанными на перекрытии низкими лучковыми арками, которые декорированы спирально сплетенными листьями аканта. Под архивольтом каждой арки - погрудное изображение атланта, как бы подпирающего свод. На четырех распалубках в медальонах, обрамленных гирляндами и скрещенными ветвями, помещены задрапированные или полуобнаженные женские фигуры, символизирующие времена года.

Верхние части лучковых арок сливаются с широким поясом барабана иллюзорного купола. На нем изображено восемь пар путти-атлантов, с подчеркнутым усилием удерживающих нависающую падугу. Между мальчиками-атлантами, в обрамлении, имитирующем лепку, размещено восемь аллегорических композиций, знаменующих различные страны света. На средней части плафона написано бездонное с легкими пышными облаками небо, в котором свободно и стремительно парят стройный юноша и маленький мальчик. Прозрачные стрекозиные крылья за спинами у них и показанное линиями "дыхание" напоминают, что это мифологические персонажи - бог теплых ветров Зефир и его сын от брака с богиней весны Флорой - Kapпyc, бог плодородия. Зефир несет перед собой на вытянутых руках гирлянду роз, а Карпус - пышный букет.

Сюжет средней части плафона дополняется десюде-портом, где написаны парящие в облаках два путти. Развевающиеся драпировки и розы в руках младенцев не оставляют сомнения в том, что это спутники Зефира, шаловливые ветерки, всегда веющие над островами блаженства.

Композиции плафона соответствует членение паркета. В центре его из цветных пород набраны вкомпоно-ванные одна в другую шестнадцатилучевые звезды. От них в разные стороны симметрично расходятся двухцветные линии. Пересекаясь, они составляют сетки. Динамичный, острый и "пружинящий" набор паркета вносит в облик интерьера дополнительную живую ноту.

Стена зала, противоположная двери, широким прямоугольным проемом связана с альковом, где установлен закрывающий панель диван.

льковы характерны для русских дворцовых интерьеров барокко и рококо 50-60-х годов XVIII века. Они имеются в Большом Петергофском дворце (Диванная, Опочивальня), в Китайском дворце в Ораниенбауме. Альков Березового домика развивает эту архитектурную тему. Его декор подчинен одной задаче - создать впечатление, что это обвитая розами, сквозная трельяжная беседка в уединенном уголке парка.

Как уже говорилось, все стены алькова, начиная от панели, сплошь закрыты зеркалами. Зеркальное покрытие применено даже в обрамлении оконного проема и в маскировке потайной двери, ведущей в сени. В структурном делении стен использованы зеркальные, обрамленные профилированной белой рамкой пилястры, которые акцентируют углы алькова, края простенков, отделяющих его от зала. На зеркальную поверхность облицовки стен алькова наложена исполненная в технике масляной живописи трельяжная сетка, густо усеянная цветами роз. В средней части поперечной стены изображен крупный венок из роз, окаймляющий чистый просвет зеркала. Такая же зеркальная люкарна сделана на продольной стене с потайной дверью. На каждой зеркальной пилястре написана гирлянда из венков роз.

Плоский потолок алькова украшен трехчастной живописной композицией в виде связанных цветочных венков. Паркет алькова вторит трельяжному наряду стен и набран в виде сетки из квадратов.

Немалую роль в декоративном наряде домика играют пышные драпировки над окнами, зеркалами, в углах и особенно в проеме алькова.

Праздничный, утонченно нарядный декор интерьера Березового домика прекрасно смотрится и при дневном, и при искусственном освещении. Когда вспыхивают "свечи" шести трехрожковых бронзовых стенников, укрепленных между пилястрами, интерьер обретает феерический облик.

Березовый домик по своему общему решению и декоративному убранству как нельзя более полно отвечал эстетическим представлениям своего времени о такого рода архитектуре. К нему вполне применимы слова Н. М. Карамзина, который писал: "Что есть искусство? Подражание натуре. Густые сросшиеся ветви были образцом первой хижины и основанием архитектуры". А поскольку человек, продолжает свою мысль Карамзин, "хочет жить приятно, являются так называемые изящные искусства, которые усыпают цветами жизнь его". Все это и выражено в образном строе интерьера Березового домика.

В годы войны Березовый домик был полностью уничтожен. Сохранилось только место застройки, отдельные изображения и документы. Используя подробное архивное описание, литературные данные, довоенную фотофиксацию и аналогии, архитектор А. А. Кедринский выполнил проект, который в 1975 году был полностью воплощен в натуре. Монументально-декоративную живопись воссоздали художники О. Я. Педаяс, Б. Л. Голованов и Р. Д. Слепушкина. Надо отдать им должное: они сумели проникнуться стилистикой утраченных оригиналов и воспроизвели плафон, десюдепорт и другие живописные элементы на высоком художественном уровне.

Гатчинский ансамбль вновь обрел одно из своих удивительных архитектурных строений, одну из тех романтических "эфемерид", которые населяли пейзажные парки XVIII века, вызывая ассоциации с поэтическими произведениями своего времени.

Вблизи Березового домика, на границе Дворцового парка, в 1795-1798 годах по проекту архитектора Бренны были возведены большие каменные ворота - Березовые. Название их определено соседством с павильоном, но в отличие от его псевдосельского облика ворота, подобно Адмиралтейским и порталу "Маска", решены в подчеркнуто парадных, монументальных формах, овеянных духом древнеримского зодчества, что объединяет в единое целое все три эти сооружения.

В композиции Березовых ворот подчеркнуто выявлено трехчастное деление. Они состоят из средней, самой высокой части (12,7 метра), прорезанной девятиметровой аркой, и двух боковых пилонов - кордегардий, высотой вместе с балюстрадой восемь метров. Протяженность фасада ворот равна их высоте. Эта вписанность в квадрат создает впечатление устойчивости и незыблемости. Особый акцент монументальности вносит соотношение ширины пролета арки и пилонов. Арка как бы зажата между монолитными пилонами, которые по фасаду шире ее пролета. Такое масштабное противопоставление дает ощущение напряжения, внутреннего динамизма архитектурных форм.

Средняя часть Березовых ворот, как это традиционно для такого типа арок, является доминирующей. Ее фасад выделен профилированным архивольтом полуциркульного арочного пролета с крупным замковым камнем и классическим антаблементом, карниз которого несут 48 кронштейнов, размещенных по периметру всего объема. Основная архитектурно-декоративная инструментовка использована в обработке фасадов пилонов. Они представляют собой в плане прямоугольники, вытянутые по длине. Нижняя часть пилонов выделена несколько выступающим цоколем. Пластика лицевых сторон обогащена глубокими полусферическими нишами, предназначенными для статуй и дающими сочную игру светотени. Верхняя часть их фасадных сторон подчеркнута рельефными панно с фигурным вырезом по нижнему краю. Эти панно также вносят дополнительное пластическое звучание и светотеневой эффект.

Боковые стороны пилонов оживлены узкими полуциркульными заглублениями, в которые вписаны прямоугольные оконные проемы, обрамленные прямолинейными наличниками и завершенные сильно выступающими профилированными сандриками. И здесь архитектор, сопоставляя разницу высоты рельефных деталей, стремился к усилению пластичности и живописности, не выходя, однако, за рамки классицистической сдержанности.

Стороны пилонов, обращенные внутрь арочного прохода, обработаны более строго. Над узкими прямоугольниками дверей помещены рельефные сандрики на кронштейнах, а над ними - плоскостное горизонтальное панно, окаймленное прямоугольной заглубленной рамкой. Пилоны по всему периметру замкнуты классическим антаблементом с карнизом большого выноса, который усложняет силуэт ворот и дает сильную, живописно-выразительную тень.

Пилоны с трех сторон обнесены балюстрадой. До 1843 года она ограждала открытые площадки, на которые вели лестницы, находившиеся внутри пилонов. Площадки на пилонах служили своеобразными ложами, с высоты которых можно было любоваться пейзажем парка, движением праздничных кортежей и парковой флотилии.

Как и в других сооружениях Дворцового парка, в облике Березовых ворот значительную роль играет материал - пудостский камень. Он дает не только фактуру и цвет, но подчеркивает архитектонику ворот. Каменные блоки создают ритмическое членение стенных панно, фризов, зрительно усиливают структуру и упругость свода арки, противопоставление несомых и несущих элементов.

Триумфальный характер архитектуры ворот особенно ощутим в рисунке, зафиксировавшем проектные предложения Бренны. В нишах, где и сейчас находятся пьедесталы, должны были установить статуи мифологических покровителей воинства - Беллоны и Марса, над ними на фасадах пилонов намечались парные скульптурные медальоны, связанные гирляндой. Фриз предполагалось украсить композициями трофеев - изображениями античного вооружения, замковый камень - рельефной маской, по сторонам архивольта, как это можно видеть на триумфальных арках Санкт-Петербурга (Нарвские ворота, арка Главного штаба), должны были находиться барельефные фигуры летящих гениев победы. Пирамидально-ступенчатое построение Березовых ворот, как видно на рисунке, завершала фигура Славы с лавровым венком в правой руке, возвышающаяся над "костром" знамен и трофеев. Левой рукой Слава придерживала щит с гербом России - двуглавым орлом, увенчанным короной.

Несмотря на то что скульптурная часть проекта Бренны не была осуществлена, в композиции Березовых ворот, во всем их архитектоническом строе с большой силой выражена идея триумфальности. Нельзя не согласиться с В. К. Макаровым, который отмечал, что ворота "нужно счесть за одну из самых удачных декораций Бренны в парке". Действительно, в этом произведении Бренна сумел переплавить древнеримские архитектурные формы в образ, как нельзя более созвучный сурово-мужественному северному колориту гатчинского Дворцового парка.

Дороги, идущие от Березовых ворот, Березового домика и портала "Маска", в северном направлении сливаются у Больших железных ворот (Зверинских) в ограде по северной границе парка. В общей планировке ансамбля они противопоставлены Адмиралтейским воротам. Их существенное различие состоит в том, что Адмиралтейские ворота служат парадным входом в Дворцовый парк, а Зверинские ведут в соседний парк - Зверинец. Отсюда и разница в их архитектурном решении, которое, вероятнее всего, принадлежит Бренне.

Трактовка ворот на границе двух парков типична для XVIII века. Они представляют собой два массивных прямоугольных пилона, поставленных на расстоянии трех с половиной метров друг от друга. Пилоны, сложенные из двенадцати рядов квадровой кладки, завершаются классическим антаблементом с карнизом большого выноса. Над ним на фигурных постаментах установлены шары, акцентирующие вертикальность пилонов, общая высота которых семь метров. Лицевая сторона пилонов отмечена профилированной рамкой - скромная, но четко звучащая декоративная деталь. К пилонам прикреплены кованые створы, собранные из ряда копий, связанных тремя горизонтальными поясами. Верхняя часть створов имеет плавно прочерченный лучковый прогиб, создающий гармоничный переход к живописным кронам деревьев, которые просматриваются сквозь ажурный строй копий. Сбоку пилоны подкреплены контрфорсами. От них начинается ступенчатый спуск к каменной ограде, собранной из циклопических блоков пудостского камня.

Большие железные (Зверинские) ворота - характерный образец парковых ворот классического стиля. Композицией (пилоны, створы из копий) они напоминают ворота регулярных парков Петергофа и Ораниенбаума. Но пилоны Гатчинских ворот отмечены строгостью плана и лаконичностью декора, лишенного и намека на затейливость парковых строений в стиле барокко и рококо.

Круговая дорога от Зверинских ворот подводит к деревянному трехарочному мосту, временно заменяющему Большой каменный мост, разрушенный в 1941-1944 годах. Мост связывает материковую часть Дворцового парка с Захаровым островом, входящим в островную систему, известную под общим названием "Длинный остров". С противоположной, западной стороны на остров попадали также и по Малому каменному мосту. Оба мостовых строения были созданы в 1790-х годах по чертежам Бренны. Материалом послужила черницкая плита. Малый однопролетный мост (длина - около 24 метров, высота-5 метров) был украшен восемью каменными вазами с цветами; в проекте предусматривалась еще и установка четырех фигур лежащих львов. Большой трехарочный мост был оформлен скульптурами четырех кентавров и таким же числом фигур сатиров. Он имел длину 35 метров, а высоту - 4,5 метра.

Принцип связи и чередования "мост - остров - мост" является основным планировочным приемом комплекса Длинного острова. Он разделяет Белое озеро на две части и одновременно выделяет Серебряное озеро в самостоятельный элемент композиции. Аллея, протянувшаяся по средней части Длинного острова без малого на километр, открывает множество панорамных и перспективных обзоров, рассчитанных на осмотр правой и левой частей Английского сада. Вместе с тем в композицию Длинного острова включены существенные архитектурные акценты, перекликающиеся и органически увязанные с главными доминантами Дворцового парка.

Первое парковое сооружение Длинного острова, по линии север-юг - павильон Орла, или Тампль (франц. temple-храм), автором которого считается архитектор Бренна. В пейзаж парка павильон был включен в 1792 году. На фоне елей открытый павильон-ротонда высотой 9,5 метра воспринимается как торжественный античный храм, посвященный верховному богу Юпитеру-громовержцу. Об этом напоминает скульптурное изображение орла - спутника Зевса, что и определило первое наименование павильона. Но мифический орел всегда держал готовые поразить врагов молнии. Здесь же у него в когтях - щит с вензелем Павла, а над головой - корона. Такая замена атрибутов с полной определенностью давала понять, что Павел равновелик мифологическому Зевсу, и павильон - это святилище, посвященное владельцу резиденции.

Второе наименование - Тампль - отражало тенденцию рассматривать Гатчину как резиденцию главы Мальтийского рыцарского ордена. К числу подобных орденов принадлежали и тамплиеры, то есть рыцари храма. Во всяком случае, оба наименования, как и сам павильон, полностью отвечали романтическому характеру гатчинского паркового пейзажа.

Композиция павильона выдержана в классическом стиле. В плане он представляет круг диаметром около восьми метров: отсюда третье название - Круглая беседка. Задняя полукружная стена глухая, перекрыта полусферическим куполом высотой 3,4 метра. Купол "облегчен" тремя рядами прямоугольных кессонов, по семи в каждом ярусе, уменьшающихся в размере к вершине. Кессоны декорированы лепными розетками трех типов, что вносит разнообразие в пластический декор перекрытия. Верхняя часть купола выделена рельефной раковиной, замыкающей "движение" кессонов.

Внутри стена павильона оживлена тремя прямоугольными нишами, в которых предполагалось поставить статуи Аполлона, Венеры и Дианы. Над нишами идут широкий орнаментальный фриз из чередующихся акантовых спиралей, вееров пальмовидных листьев и карниз. Мотив рельефных листиков повторен и на архивольте полусферического свода.



Узнать и увидеть больше о Гатчине её дворцах, парках и истории:
◦   Гатчина. Художественные памятники / Gatchina. Art monuments - рассматривается весь комплекс гатчинских дворцово-парковых ансамблей и города как единое художественное целое в их исторической и композиционной связи. Фотографии и иллюстрации к данному разделу.
◦   Фотоальбом 'Моя заповедная Родина' с путевыми заметками и подразделами
◦   Статьи и публикации о городе Гатчина и Гатчинском районе / Articles and publications about the city of Gatchina
◦   Литературный раздел - Гатчина. Литературное зеркало











Балконы Хабаровск узнать цены на остекление балконов.
oneplus 5 купить