Гатчина. Открытки и фотографии 19 века - Gatchina. Cards and photos of 19 centuries

Гатчина. Памятник-Пирамида Конетабль (Обелиск Коннетабля). Построен в 1886 году одним крестьянином / Gatchina - City view. Konnetable monument. Built in 1886 by one peasant

головная страница | карта сайта | другие открытки и фотографии Гатчины 19 века



Previous | Home | Next




Гатчина. Памятник-Пирамида Конетабль / Гатчина. Открытки и фотографии 19 века






В основе планирования схемы города - регулярная система прямолинейных улиц, пересекающихся под прямым углом и делящих пространство на фрагменты строго геометрической формы - главным образом квадраты и удлиненные прямоугольники. В начале XX века восточная часть Гатчины имела в основе своего плана семь больших продольных лучей и один малый, идущие через всю городскую территорию с севера на юг. Некоторые из них являлись единой магистралью, другие состояли из улиц, переходящих одна в другую. Продольные лучи пересекались семью малыми и большими поперечными лучами в направлении запад-восток. Наименования улиц отражали связь с находившимися здесь сооружениями, воинскими частями, пригородными поселениями. Многие улицы получили названия в честь августейших владельцев Гатчины и членов их семейств.

Продольные улицы именовались в 1914 году: Березовская (шла по границе Зверинца), проспект императора Павла I, Мариинская (Киргетова), переходящая в Михайловскую, а затем Люцевскую (до 1864 года – Загвоздинская - ныне Чкалова); Бомбардирская (Максима Горького), Багговутовская (Карла Маркса), затем Николаевская (Урицкого), Александровская (Володарского) и Ольгинская (Чехова), параллельная Варшавской железной дороге. Из поперечных улиц по северной окраине шла Ингербургская (Ропшинская). Южнее находились Кирочная (Гагарина), Соборная, связанная с Малогатчинской, Елизаветинская (Достоевского).

Основной магистралью западной части Гатчины являлся Екатеринвердский (ныне Красноармейский) проспект, проложенный вдоль границы Дворцового парка. Вдоль полотна Балтийской железной дороги шла Конюшенная улица. Между этими магистралями располагались поперечные улицы - Кирасирская, Конюшенная и Оранжерейная. В систему поперечных улиц входила и аллея, связывающая вокзал с дворцовым плацем.

Мариенбург в ту пору делился на западную и восточную половину Мариенбургской улицей, которую пересекали Лесная улица, переходящая в Глухую и Зверинскую, Крайняя, Средняя и Набережные улицы.

В первом десятилетии XX века в черту города уже входили земли, расположенные восточнее линии Варшавской железной дороги, с деревнями Малая Гатчина, Большая и Малая Загвоздка, которые также имели регулярную планировку.

Исторически сложившаяся планировка Гатчины отличается стройностью, завершенностью и гармоничным созвучием с композицией парков, дополняя и подчеркивая их художественные особенности.

Складывавшееся на протяжении более полутора веков объемно-пространственное единство Гатчины естественно предполагает разнообразие архитектурно-художественных образов, отражающих смену различных этапов и стилистических направлений в развитии русского искусства.

В этом смысле Большой проспект (проспект императора Павла I), являющийся ровесником Гатчины, наиболее полно воплощает своеобразие ее облика. На проспекте и вблизи него сосредоточены самые ценные городские памятники архитектуры XVIII-XX веков.

Примечательная черта композиции проспекта - ворота триумфального типа, начинающие и завершающие магистраль. Монументальные Мозинские ворота, расположенные на Киевском шоссе вблизи деревни Мозино, значительно севернее современной городской черты, на границе бывших владений Г. Орлова, предваряют архитектурные впечатления от Гатчины.

Сдержанной суровостью веет от облика этого сравнительно небольшого сооружения из пудостского камня. Его фасад, вписанный в почти квадрат, с первого взгляда вызывает ощущение устойчивой и несокрушимой силы. Мощные пилоны из пятнадцати рядов рустов связаны архитравом с четырьмя радиальными рустами, симметрично расходящимися по сторонам замкового камня. Ворота перекрыты массивной, сильно выступающей над объемом плитой, которая зрительно акцентирует конструктивное назначение пилонов как несущих частей. Средняя часть ворот несколько заглублена, и в нее врезана строгая полуциркульная арка. Боковые плоскости пилонов и внутренняя сторона арочного пролета оживлены прямоугольными, западающими по сравнению с лицевой частью, панно. Монументальность и лаконизм архитектурных форм Мозинских ворот доведены до такой степени, что они организуют обширное окружное пространство.

вторство Мозинских ворот документально не установлено. Но стилистический анализ и совпадение ряда фактов позволяют с достаточной определенностью назвать имя А. Ринальди. Как известно, Ринальди проектировал и строил не только в Гатчине. Его произведения украшают Екатерининский парк в Царском Селе. Среди них - воздвигнутые в 1777-1778 годах мраморные Гатчинские (Орловские) ворота. Двойное название ворот напоминает, что от них начинался путь в Гатчину и что они сооружены в честь Григория Орлова, успешно возглавлявшего борьбу с эпидемией «моровой язвы» в Москве. Нет сомнения, что оформить конечный пункт пути из Царского Села в Гатчину могли поручить именно Ринальди.

рхитектор, проектируя Мозинские ворота, решал их контрастно по отношению к Гатчинским. Если Гатчинские построены по канонам древнеримских триумфальных арок, то Мозинские по архитектонике восходят к образцам раннего древнегреческого зодчества.

Северный въезд непосредственно в Гатчину означен пилонами Ингербургских ворот, в просвете которых открывается перспектива проспекта императора Павла I. Название ворот восходит к существовавшему еще в XVI-XVII веках шведскому наименованию северо-западных прибалтийских Ижорских земель - Ингерманландия.

Ингербургом была наименована небольшая крепость, построенная на этом месте в 1794-1796 годах. Составной частью крепости являлись и парадные ворота с металлическим гербом Гатчины. На гербовом щите на верхнем золоченом поле был помещен двуглавый орел. Его грудь украшал серебряный Мальтийский крест и красный щиток с золоченой монограммой Павла I. На нижнем голубом поле была изображена латинская буква G, равнозначная заглавной в наименовании Гатчины. Существующие Ингербургские ворота трактованы в виде двух отдельно стоящих прямоугольных каменных пилонов. Их архитектурное и декоративное решение выдержано в строгом римско-дорическом ордере. Со стороны въезда пилоны декорированы парными колоннами, установленными на высоком основании. Они несут детально разработанный антаблемент; карниз большого выноса оживлен по периметру модульонами. Колонны «срощены» с телом пилонов, - находясь на углах передних, лицевых граней, они просматриваются сбоку и с обратной стороны пилонов. Это обогащает впечатление от обратной и боковой стороны, которые совершенно гладки и выделены лишь тягами на уровне постамента и антаблемента.

Над карнизом пилонов на особых постаментах укреплены скульптурные композиции - так называемые арматуры. Они составлены из античных доспехов-панциря, увенчанного шлемом, меча и двух вытянутых шестиугольных щитов с рельефными масками Медузы Горгоны и орнаментом. Выполненные из листовой меди, искусно прочеканенные, арматуры являются первоклассными произведениями декоративной скульптуры, аналогичными тем, какими оформлена арка Главного штаба в Ленинграде. Такое сходство не случайно, так как ворота сооружены в 1830-1832 годах по проекту архитектора В. А. Глинки, через три года после того, как К. И. Росси построил грандиозные здания министерств и Главного штаба на Дворцовой площади. Воинская символика скульптурного декора ворот напоминает о разобранной Ингербургской крепости и вместе с тем свойственна убранству наиболее значительных архитектурных произведений первой трети XIX века - времени, полного живыми отзвуками Отечественной войны 1812 года.

Ингербургские ворота начинают триумфально-торжественную ноту, которая трижды возникает в ансамбле Большого проспекта, воплощенная в архитектуре монументальных ворот. Второй раз эта нота звучит, когда в панораме проспекта выделяются Адмиралтейские ворота - главный вход в Дворцовый парк со стороны города. Третий раз ее звучание обретает зримый образ в Смоленских (Двинских) воротах, отмечающих южную оконечность проспекта.

Смоленские ворота построены по проекту В. А. Глинки в те же годы, что и Ингербургские. Архитектор и здесь использовал композицию, включающую два пилона, обогащенных парными мраморными колоннами и завершенных декоративными арматурами. Но есть, естественно, и различие. Пилоны, сложенные из черницкой плиты, над уровнем гранитного цоколя обработаны двенадцатью рустами. Основание колонн выступает за линию фасада, что соответственно отражено в раскреповке всего антаблемента. Такое решение придало пилонам большую динамичность. Кроме того, колонны Смоленских ворот в отличие от Ингербургских сближены и помещены по средней оси пилонов. И трактованы они в ионическом ордере, что отражено в рисунке бронзовых капителей с характерными спиралевидными волютами.

История создания и сохранения Ингербургских и Смоленских ворот во многом типична для ряда памятников Гатчинского ансамбля. И те и другие ворота восходят к военным заставам павловской Гатчины. На месте ныне существующих ворот по рисункам В. А. Глинки были смонтированы пилоны и решетки, привезенные из Петербурга после снятия ограды вокруг Михайловского (Инженерного) замка, созданной В. Бренной. В 1889 году Смоленские ворота из-за ветхости пришлось полностью разобрать, а затем возвести заново, сохранив первоначальную композицию. Но все же при перестройке внесли некоторые изменения в трактовку деталей: дорические капители из камня уступили место медно-чеканным ионическим, появились колонны из серого мрамора, вырубленные из одного блока в мастерской Г. Ботта. Последняя крупная работа по Смоленским воротам - воссоздание в 1956 году декоративных доспехов по рисункам А. А. Кедринского, который использовал довоенные фотографии и сохранившийся декор Ингербургских ворот.

За Ингербургскими воротами по сторонам проспекта вытянулись одинаковые двухэтажные кирпичные здания казарм лейб-гвардии гарнизонного батальона. Ясно выявленный объем каждого домика подчеркнут профилированной тягой между этажами и по нижней линии антаблемента, а также карнизом. Окна обрамлены профилированными наличниками и во втором этаже подчеркнуты сандриками. Подоконные части выделены западающими филенками в профилированных рамках, фасад в средней части по краям имеет небольшие выступы, а по остальным осям выделен рустованными лопатками, охватывающими всю высоту здания. По своему облику это типичная гвардейская казарма, характерная для столицы конца XIX века.

От автора: Рекомендую прочитать Трубецкой Владимир Сергеевич "Записки кирасира" | Автор — офицер Лейб-гвардии Кирасирского ее Величества полка Владимир Трубецкой (1892—1937). Это увлекательный и вместе с тем исторически точный рассказ о военных людях России начала XX века, о буднях их выучки и праздниках маневров и смотров. Кроме того, «Записки кирасира» — единственное в своем роде описание в популярном жанре структуры русской Гвардии и обучения ее офицеров и солдат. Героями воспоминаний Трубецкого стали самые разные люди — от гатчинского извозчика до графини Апраксиной, от сослуживцев по полку до Николая II и императрицы Марии Федоровны.

«Пятно застройки», занимаемое казармами, входило в Ингербургскую крепость. В 1829-1830 годах по проекту В. А. Глинки здесь построили казармы, для которых приспособили даже дома, некогда занятые придворными Павла I. Наконец, в 1875-1876 годах инженер П. Клодницкий возвел ныне существующие здания. И хотя в их облике превалирует утилитарность, столбы кирпичной ограды украшены рельефным изображением орудийных стволов. Они не только напоминают о том, что здесь располагалась 24-я артиллерийская бригада, но вместе с тем это декоративный элемент, связанный со скульптурным убранством городских ворот.

Перспектива проспекта Императора Павла I не вызывает ощущения монотонности благодаря включению в его композицию по восточной стороне нескольких улиц. Места перехода от улиц к проспекту дают своего рода архитектонические паузы. В них открываются дополнительные перспективы, замкнутые выразительными строениями общественного назначения. Первая ответвляющаяся от древа проспекта ветвь - улица Гагарина, бывшая Кирочная. Ее первоначальное название произошло от находящегося здесь здания евангелическо-лютеранской церкви, иначе - кирхи, или, в русифицированном варианте, кирки.

Первая деревянная кирха для прусских и других иноземных офицеров Гатчинского гарнизона и крестьян-финнов была построена в 1794 году. Тридцать лет спустя архитектор Д. И. Квадри создал проект каменной церкви, которую возвел в 1825-1828 годах под наблюдением А. М. Байкова, внесшего корректировку в детали. Построенное из ротковской плиты, это небольшое здание служит примером глубокого освоения закономерностей классической архитектуры и безупречного использования ее лучших качеств. Структура здания выявлена с максимальной ясностью. Вход подчеркнут невысоким подиумом с пятиступенчатой лестницей и четырехколонным портиком греко-дорического ордера с треугольным фронтоном. Фриз оживлен триглифами, а карниз портика и фронтона-модульонами. Колоннам зеркально соответствуют четыре пилястры западного фасада, прорезанного входной дверью и двумя прямоугольными окнами, завершением которых служат сандрики на консолях. Боковые фасады подчеркнуты горизонтальным валиком на уровне нижнего среза шести полуциркульных оконных проемов и рельефным членением антаблемента. В заглубленных проемах окон объемно выделены прямоугольные колонны, на которые опирается лучковый архивольт. Такая обработка оконных проемов придает им вид аркады. Небольшие раскреповки-выступы по оси первого и шестого окон смягчают жесткость плоскостно решенных боковых фасадов.

Прямоугольный объем всего здания венчается цилиндрическим барабаном с полусферическим завершением. Барабан прорезан четырьмя полуциркульными проемами, простенки между которыми выявлены парными пилястрами ионического ордера. Помещенный почти над портиком, он придает вертикальный акцент, выделяя одноэтажное здание среди окружающей застройки. Следует отметить, что римско-дорический ордер портика кирхи невольно напоминает о колоннах Ингербургских ворот той же ордерной системы. В подобных повторах одна из существенных примет ансамблевости Большого проспекта.

В композицию проспекта включен ансамбль, доминантой которого служит здание бывшего Городового - дворцового, ныне городского, госпиталя.

Учреждение в 1796 году штатов госпиталя документирует одновременно и дату завершения его первоначальной постройки. Здание состояло из двух этажей - нижнего каменного и верхнего деревянного. Оно было задумано как главенствующее в композиции площади, окаймленной по двум сторонам одноэтажными домами, функционально связанными с госпиталем. Со стороны Большого проспекта, названного на генеральном плане «Дорога из города в Царское Село», площадь не была застроена, открывая широкую перспективу и усиливая пространственный эффект главной магистрали. Со стороны Большого проспекта слева от госпиталя располагались казармы, «квартира» старшего врача, гауптвахта, лазарет воспитательного дома; справа-аптека и «квартиры» аптекаря, эконома, младшего врача, повивальной бабки. Таким образом, в Гатчине был создан единственный в своем роде госпитальный архитектурный ансамбль, включенный в ряд основных строений, предназначенных оформить наиболее представительную часть города. Возможно, что общий замысел этого ансамбля принадлежит Бренне, который в эти годы создавал проекты зданий различного назначения, окружающих резиденцию.

Узловое местоположение Городового госпиталя предопределило дальнейшую судьбу его и всего ансамблевого окружения. В 1820-1822 годах по проекту архитектора А. Е. Штауберта госпиталь был капитально перестроен. Второй деревянный этаж стал каменным, а средняя часть здания увеличена пристройкой церковного корпуса с нарядным четырехколонным портиком. Сравнение проектных чертежей и существующего здания показывает, что замысел Штауберта был воплощен полностью.

Двухэтажный церковный корпус, примыкающий к объему здания под прямым углом, обращен в сторону площади и проспекта. Четыре примкнутые к стене колонны с капителями ионического ордера несут классический антаблемент, завершенный треугольным фронтоном с модульонами, который первоначально был украшен символическим рельефным изображением «всевидящего ока» и увенчан крестом. Между колоннами в первом этаже помещены три дверных проема, а во втором - три прямоугольных окна, обрамленных наличником и сандриком прямолинейного начертания. Боковые фасады церковного корпуса прорезаны четырьмя окнами в каждом этаже, а простенки между ними выделены пилястрами ионического ордера.

Перпендикулярно к церковному корпусу развернут фасад собственно госпиталя. Его нижний этаж выделен рустовкой и горизонтальной тягой, в которую упираются замковые камни окон. Стены второго этажа гладкие и завершаются карнизом простого профиля, над которым протянут невысокий парапет. Обращенный к площади фасад госпиталя разделен по вертикали на пять частей тремя небольшими раскреповками, а также различной обработкой оконных проемов. Средняя часть фасада включает портик церковного корпуса. Крайние части госпитального фасада подчеркнуты симметричными раскреповками и тройными оконными проемами в двух этажах. Оконные проемы между средней и боковыми раскреповками лишены какого-либо обрамления. Такое тектоническое и декоративное решение фасада госпиталя придает его облику уравновешенность и представительность.

Гатчинский госпиталь интересен не только как характерный образец классицизма, но и как сооружение, в котором функциональная планировка полностью выявлена в объемно-пространственном решении. Рациональное размещение палат и других помещений, коридорная система связи между ними отмечены логичностью и свидетельствуют о высоком уровне проектирования и строительства больничных зданий в России в первой трети XIX века.

Немалую роль играет госпиталь и в градостроительном отношении. Его четырехколонный портик замыкает классическим аккордом самую большую площадь Гатчины и перекликается с портиком лютеранской кирхи.

Деревянные здания, включенные в ансамбль Городового госпиталя, уже в первые годы XIX века начали уступать место каменным. Первая по времени постройка - бывшая Богадельня для инвалидов гатчинских войск (второе название - Дом для бедных). Расположенное позади Госпиталя одноэтажное здание отличается предельной простотой. В нем нет даже намека на какую-либо парадность. Вытянутый на 60 метров фасад имеет единственный объемный и декоративный акцент - выступающую среднюю часть, где находится полуциркульный проем входа, завершенный замковым камнем. По сторонам от него два прямоугольных окна, также с рельефными замками. Над ними небольшие заглубленные прямоугольные ниши. Вся плоскость стены средней части здания обработана рустами. Завершает ее треугольный фронтон с модульонами по всему периметру карниза. От сурово-монументальной средней части расходятся два крыла с одиннадцатью окнами на каждом. Их заглубленные проемы контрастируют с гладкими стенами. Только рельефные тяги прочерчивают антаблемент над крыльями во всю их длину. Отобранность архитектурных деталей, общая соразмерность целого - все это придает зданию Богадельни исключительные архитектурные качества. Документы называют имя строителя: А. Г. Бежанов. Чей проект он воплощал, не установлено. Вполне возможно, что он воспринял и органично соединил в своей работе многое из творческих родников В. Бренны, А. Воронихина, А. Захарова и сумел создать свой шедевр, ставший украшением Гатчины.

Левую сторону ансамбля Госпитальной площади формирует названный по фамилии бывшего владельца Чоглоков дом. Построенный на месте лазарета Воспитательного дома, он примечателен своей типичностью. Классицистическое композиционное решение, детали декора и использованный материал (местный камень) делают Чоглоков дом своего рода эталоном городской застройки Гатчины в 1820-1830-х годах.

В ансамбле с ним воспринимаются выходящие на проспект Императора Павла I жилые дома № 12 и 14. Первый из них - пример рядовых зданий классицистической архитектуры на главной гатчинской магистрали, появившихся в 1838 году. Это двухэтажное каменное здание, облицованное блоками пудостского камня. Фактура, цвет и рисунок швов между камнями придают фасаду особую выразительность. Со стороны проспекта здание прорезано семью прямоугольными оконными проемами, а по боковому фасаду - пятью. Верхняя перемычка каждого окна в первом этаже завершается тройным замковым камнем. Проемы второго этажа имеют более нарядную обработку. Три средних окна завершены профилированными прямолинейными сандриками на кронштейнах. По сторонам от них по одному оконному проему без обрамления. Это точно рассчитанная пауза, подчеркивающая архитектурную обработку крайних проемов главного фасада, которые связаны с балконами. Окна-двери решены как своего рода порталы. Их окаймляют пилястры ионического ордера, завершенные антаблементом и треугольным сандриком. Чугунные волютообразные орнаментированные консоли и тонко прорисованная ажурная решетка балконов оттеняют массивность стены.

Для проектов подобных домов использовались «образцовые чертежи», которые издавались в виде высочайше утвержденных сборников и тетрадей. Но это не означало механического переноса образца в натуру, а давало возможность проявить творческое начало и создать оригинальные архитектурные произведения, объединенные общностью градостроительного замысла.

Дом Чоглокова относится к богатым жилым домам. Но и другие, менее представительные здания подобного назначения, построенные во второй четверти XIX века под наблюдением и при участии А. М. Байкова на Большом (Императора Павла I) проспекте, отмечены печатью стилистической выявленности и архитектурным мастерством. Достаточно всмотреться в фасады домов № 14, 16 и 26 по проспекту. Во всех прослеживается верность классицистическим принципам. Всюду в обрамлении оконных проемов использовались замковые камни, наличники и сандрики, этажи разделены рельефными тягами, профилированные пояса связывают нижние перемычки окон, обычно по второму этажу. Стены окрашивали охрой, а рельефные детали - белой известью. Но ни в чем нет утомляющего механического повтора. В одном здании первый этаж подчеркнут рустами; в другом выделены обрамлением средние и крайние оконные проемы, в третьем применено чередование обрамленных и не имеющих обрамления окон. В отдельных зданиях, как, например, в доме № 33 по проспекту Императора Павла I, фасад обработан пилястрами, профилированными панно и лопатками, окна заключены в рустованные рамки, над балконной дверью - рельефный фронтон.

За Госпитальной площадью перспектива проспекта Императора Павла I размыкается Соборной улицей. Первоначальное название улица получила после постройки в 1846-1852 годах по проекту Р. И. Кузьмина городского собора во имя апостола Павла. Монументальный пятиглавый собор дал еще один высотный акцент, разнообразив живописными очертаниями трехъярусных колоколен и куполов силуэт Гатчины.

В декоре собора использованы переработанные мотивы древнерусского и отчасти византийского зодчества. Исключительным мастерством отмечены орнаменты, капители и барельефы, исполненные известным скульптором-модельщиком И. Дылевым. Три придела собора - апостола Павла, Марии Магдалины и Константина - были украшены иконами и росписями кисти академиков живописи П. М. Шамшина, Ф. А. Бруни, А. Ф. Перница, М. И. Скотти, А. А. Зеленского, В. А. Серебрякова, Ф. С. Завьялова. * Далее текст с сайта pokrov.gatchina.ru отмечается значком *.

СОБОР СВЯТОГО АПОСТОЛА ПАВЛА В ГОРОДЕ ГАТЧИНА ЛЕНИНГРАДСКОЙ ЕПАРХИИ. Город Гатчина, районный центр Ленинградской области, расположен в 40 км к югу от Ленинграда. На широкой площади в центре прямоугольной сети кварталов старой части города высится пятиглавый четырехстолпный собор святого апостола Павла – «одно из лучших церковных сооружений всей С. Петербургской губернии. [1]

В конце XVIII в. Гатчина являлась любимым местопребыванием великого князя Павла Петровича – будущего императора Павла I, и сразу по его воцарении в 1796 г. была возведена на степень города. Количество жителей в ней и при Павле, и в первой четверти следующего, XIX века, было очень невелико: в городе не существовало даже отдельно стоящего православного храма. Приходской церковью служила госпитальная церковь св. ап. Павла, построенная в 1823 г. Только в 1840-х годах, когда город сделался штаб-квартирой Николая I во время ежегодных военных маневров, наметился быстрый рост его населения. В 1845 г. был утвержден новый план Гатчины, значительно расширивший ее территорию. Композиционным центром города стал собор во имя св. ап. Павла, с приделами Марии Магдалины и Константина и Елены. Составление проекта было поручено профессору архитектору Роману Ивановичу Кузьмину (1810-1867), одновременно осуществлявшему перестройку Гатчинского дворца. [2]

Собор, заложенный 17 октября 1846 г. был освящен митрополитом Никанором (Клементьевским) 29 июля 1852 г. Строился он на средства, отпущенные из государственного казначейства. [3]

Гатчинский Павловский собор представляет собой ценный памятник эпохи заката классификации и возрождения композиционных приемов и архитектурных форм древнерусского зодчества. Поиски национальной выразительности церковной архитектуры привели к выработке в 1830-х гг. «русско-византийского» типа храма. По имени архитектора К. А. Тона (1794-1881), одним из первых применившего стилизованные формы древнерусского и византийского зодчества, такие храмы получили название «тоновских». Почти все города России «были заполнены этими тяжелыми и некрасивыми сооружениями» [4] Гатчинский собор Р. И. Кузьмина выдержан в тоновских традициях. Но большой вкус зодчего, отмеченный еще его современниками, и отличное знание стилей, позволили ему создать высоко художественное, яркое произведение.

Кубическое здание храма стоит на высоком подклете, полукруглая абсида с востока и выступ центральной части западной стены делают его крестообразным в плане. Каждый фасад собора членится сдвоенными пилястрами на три части, средняя из которых почти вдвое шире боковых. Все членения завершены килевидными закомарами. На глади стен, скупо прорезанных окнами, эффектно выделяются барельефы в медальонах и полуциркульный перспективный портал главного входа с огромным окном-розой над ним. Такие же розы украшают южный и северный фасады. Группа тесно сближенных куполов с гранеными барабанами и приплюснутыми луковицами придает зданию, несмотря на его сравнительно небольшие размеры, величественный, богатырский вид. В храме раскрыт только центральный купол. Боковые главы, много меньшие по размеру, имеют декоративный характер; его западная глава служит звонницей.

Внутри собор просторен и наряден. Главный и поперечный нефы значительно шире и выше угловых компартиментов. Ветви центрального креста украшены большими коринфскими колоннами, спаренными у подкупольных пилонов. Колонны несут полный антаблемент с сочным орнаментом во фризе. Стены собора светло- зеленые. Обширный световой шестиоконный барабан покоится на подковообразных подпруженных арках, которые еще больше увеличивают высоту подкупольного пространства. Это сообщает интерьеру особую легкость и устремленность ввысь, подчеркнутую тактичным включением в убранство готических мотивов (ребра свода купола, лепка капителей колонн, орнамент фриза). Над притвором устроены хоры, расположенные на большой высоте, и пение прекрасно слышится во всех уголках храма. Солея поднята на пять ступеней, перед главным иконостасом она значительно шире, чем в пределах. Иконостасы всех трех алтарей невысокие, двухъярусные, первоначально резаны из кипариса по рисунку археолога Ф. Г. Солнцева (1801-1892).[5] Главный иконостас украшен витыми колоннами и завершен многоголопастной «бочкой» с большим 4-х конечным крестом над ней. В 1939 г. иконостасы были разобраны, но их сохраняла жительница Гатчины, Варвара Прозорова. После войны они установлены вновь, с добавлением недостающих частей из сосны. При этом форма боковых иконостасов несколько упрощена. Тогда же для иконостасов были выписаны новые образа.

Глубокий молитвенный настрой создает в храме настенная роспись. В конце обсиды главного алтаря, на золотом поле изображен благословляющий Спаситель на престоле с предстоящими апостолами Петром и Павлом и коленопреклоненными ангелами. Эта прекрасная композиция исполнена Ф. С. Завьяловым (1810-1856). Он же написал фигуры пророка Моисея и Иоанна Крестителя в нишах клиросов, воссозданные в 1950-х гг. Евангелисты в парусах купола и 12 медальонов пророков в барабане написаны академиком П. И. Шамшиным (1811-1895).

В соборе хранится много икон. По сторонам царских врат главного иконостаса возложены на аналои образ Филермской Богоматери (копия) и икона с изображением десницы Иоанна Крестителя. Эти иконы особо почитаются как местными жителями, так и паломниками. Они напоминают о том, что в Гатчинский собор в течение 65 лет (1852-1917) ежегодно приносились, первоначально на 10 дней, а впоследствии на месяц, часть древа Креста Господня, икона Филермской Богоматери, по преданию, написанная евангелистом Лукою (оплечное изображение Богоматери без младенца) и десная рука мощей Крестителя Господня Иоанна. Эти реликвии принадлежали ордену св. Иоанна Иерусалимского, созданному крестоносцами в Палестине в начале XII века и хранились долгое время на острове Мальта в Средиземном море. В 1799 г., когда Павел I взял орден под свое покровительство и принял титул великого магистра, мальтийские святыни были поднесены ему в Гатчине (12 октября) и затем помещены в соборе Зимнего дворца. [6] Мальтийская святыня «состоит из величайших предметов христианской веры; с нею связаны воспоминания о важнейших лицах и событиях в истории нашей веры». [7] Поэтому Русская Церковь установила ежегодно вспоминать день 12 октября 1799 г. «Служба на пренесение честныя руки Предтечевы», опубликованная уже в 1800 г. была составлена придворным протоиереем, членом Вольного экономического общества о. Сергием Ливотовым (+20.IX.1808).

С 1852 г. после освящения собора, Гатчина стала местом торжественного празднования мальтийским святыням. Накануне, 11 октября, святыни доставляли из столицы в Гатчинскую дворцовую церковь, где совершалось всенощное бдение, а в самый день праздника – ранняя литургия. Затем их переносили крестным ходом в Павловский собор на поклонение верующим. [8]

Мальтийские святыни, суть святыни Единой, неразделенной Церкви. И хотя на протяжении веков они хранились у рыцарей-католиков, почитание их в России в XIX-XX вв. приобрело глубокий народный характер. В начале нашего столетия, в период пребывания святынь в Павловском соборе в Гатчину для поклонения им приходили многолюдные крестные ходы со всех окрестных сельских приходов.

В 1917 г. святыни, по обычаю доставленные в Гатчину накануне 12 октября (ст. ст.), остались после Великой Октябрьской революции в Павловском соборе на постоянное хранение. Но в ноябре 1919 г. при отходе войск Юденича из-под Петрограда, они, по приказу белогвардейского командования, были вывезены в Таллинн, откуда позже попали в Западную Европу. В соборе же были созданы «копии» святынь: образ Богоматери, мера и подобие чудотворного и живописное изображение кисти десной руки св. Иоанна Крестителя.

День пренесения святынь в Гатчину (12/25 октября) и ныне празднуется в Павловском соборе торжественно, со всенощным бдением. Изображения мальтийских святынь полагают на середине храма. На праздничной утрени, после пения полиелея, служащий собор и богомольцы под звон колоколов следуют крестным ходом в пренесении святынь из верхнего храма в нижний. Во время шествия поется особое величание: «Величаем тя, Крестителю Спасов Иоанне, и почитаем вси честныя твоея руки пренесение». В нижнем храме в честь десныя руки св. Иоанна Предтечи (устроен в 1918 г. для служения в зимнее время, освящен митрополитом Вениамином (Казанским)) заканчивается бдение, там же обычно служат и раннюю литургию в самый день праздника. Поздняя литургия совершается архиепископским чином в верхнем храме. А затем ежедневно в течении месяца, до дня отдания праздника, у изображений мальтийских святынь поются молебны.

Местно чтится икона Покрова Богоматери – храмовый образ Гатчинского подворья Петроградского Богородицкого женского монастыря (сам монастырь основанный в 1900 г., находился в 20 км к западу от Гатчины). Со времени последней войны в соборе находится большой образ «Утоли моя печали». Он был обретен в тяжелую годину оккупации как бы в утешение жителей города от Самой Царицы Небесной. [9] В киотах главного нефа помещены иконы с мощами: великомученика Пантелеимона в рост, пожртвованная в 1971 г. в Царскосельский Екатерининский собор, и княгини-инокини Анны Кашинской из Церкви Алексия Митрополита в п. Тайцы. Привлекают внимание три злтофонных мозаичных образа работы А. Фролова (нач. XX в.): Спаса Вседержителя, Богоматери с младенцем и апостола Павла и мученицы Веры, взятые в собор из склепа Павла и Веры Нечаевых на Гатчинском кладбище. Резьба пристенных киотов повторяет резьбу иконостаса, этим достигнута стилистическое единство интерьера собора. За 130 лет существования собора в нем сменилось немало священников. В большинстве своем это были примерные, высокообразованные клирики, нередко талантливые администраторы. Примечательная особая преемственность настоятелей собора. Новый настоятель обычно назначался из священников этого же храма, а не перемещался извне.

По штатам 1853 г. Павловскому собору полагалось иметь ключаря, двух священников и диакона. В 1876 г. ключарь заменен штатным протоиереем. [10] Первый настоятель собора – кандидат богословия, священник (с 1863 г. протоиерей) Владимир Славинский был рукоположен в 1849 г. в Гатчинской госпитальной церкви и в 1852 г. переведен в новоосвященный собор. В течение многих лет о. Владимир состоял в должности благочинного. На его же попечении находилось городское, т. е. «новое» кладбище, освященное в 1851 г. В 1889 г. на этом кладбище была построена приписная каменная церковь во имя Всех Святых, ныне полуразрушенная. Перу о. Владимира принадлежит обстоятельное описание собора. [11] В 1887 г. в Гатчине отдельной брошюрой издано его «Слово и дело». 12/X-: на празднование пренесения в собор мальтийских святынь. Прот. В. Славинский оставался настоятелем Павловского собора до самой своей кончины, воспитав несколько поколений православных гатчинцев. Он умер 2 марта 1890 г. и похоронен в особой ограде против алтаря.

Не менее памятно в истории храма имя о. Андрея Мотовского, начавшего свое служение, которое продолжалось почти полвека, при протоиерее В. Славинском. Воспитанник Новгородской Духовной Семинарии, он был рукоположен диаконом в Павловском соборе в 1884 г. О. Андрей, обладатель прекрасного голоса (профундо-бас), служил диаконом около 30 лет. В 1912 г. он был определен на вакансию священника при том же соборе и через 8 лет стал его настоятелем.

1883 г. Гатчинскому собору был перемещен священник церкви Петербургской Духовной семинарии Николай Судаков, в 1891 г. назначенный настоятелем собора (протоиерей с 1895 г.). В феврале 1904 г. он был вынужден выйти на покой по болезни, скончался 16/XII-1905 г. За 13 лет настоятельства протоиерея Н. Судакова в жизни гатчинского прихода произошли большие события. В 1891 г. было построено 2-х этажное каменное здание церковно-приходской школы для мальчиков и девочек, состоявшей в заведовании соборного настоятеля. В 1895 г. о. Николай открыл в Гатчине отделение Братства Пресвятой Богородицы, устроил братский хор и хор певчих при соборе. [12] Сам собор, простоявший уже более 40 лет, был капитально обновлен. Конец XIX в. отмечен заботой об укреплении Православия в Прибалтийском крае и об удовлетворении духовных нужд православных латышей и эстонцев как на их родине, так и за ее пределами. В Гатчине жило немало эстонцев, поэтому при соборе был учрежден отдельный эстонский притч из священника и псаломщика, совершавший службы на эстонском языке. Позднее, в 1908 г. указом Св. Синода, в городе открылся самостоятельный эстонский приход. В 1898 г. в Гатчине было основано Реальное училище. Выпускником этого училища является архиепископ Иоанн (Алексеев, +16.IV.66), святительствовавший в течение 16 лет последовательно в Таллине и в Горьком.

В 1890 г. священником к Павловскому собору был рукоположен кандидат богословия Александр Калачев, сын гатчинского диакона. В 191…-18 гг. он, уже в сане протоиерея, был настоятелем церкви Гатчинского реального училища, а позднее, в 1920-1938 гг. снова служил в городском соборе. С 1891 г. по кончину в соборе проходил служение кандидат богословия священник Владимир Образцов. Еще в период настоятельства о. Н. Судакова он был благочинным церквей 2-го Царскосельского округа, удостоен сана протоиерея, а при выходе о. Николая на покой в 1904 г. назначается настоятелем храма (скончался 7.11.1912). В 1904-1910 гг. в клире собора состоял священник Алексей Западалов, определенный потом на ответственную и нелегкую должность наблюдателя церковно-приходских школ С.Петербургской епархии. На его место к собору перешел священник Пятогорского Богородицкого монастыря Алексей Благовещенский имел «золотые руки», он писал иконы, шил на них ризы, делал кресты с украшениями. Им были выполнены «копии» мальтийских святынь после увоза их за границу. Шитая риза соборной иконы Казанской Богоматери – тоже работа о. Алексея.

В октябре 1912 г. на вакансию настоятеля Павловского собора был назначен, по прошению, настоятель кронштадтской кладбищенской церкви священник Иоанн Богоявленский. В истории Русской Церкви о. И. Богоявленский известен как первый ректор восстановленных в 1946 г. Ленинградских духовных школ. С этого поста он был призван, по пострижении в монашество с именем Исидор, к епископскому служению на Таллинской кафедре (+18.XII.1949). Но и гатчинский период служения о. Иоанна был весьма плодотворным и успешным. В эти годы он был возведен в сан протоиерея, защитил магистерскую диссертацию «Значение Иерусалимского храма в ветхозаветной истории еврейского народа» (опубликована: СПб 1915 г.). Протоиерей И. Богоявленский – единственный магистр богословия в клире собора за все годы его существования. В 1912 г. о. Иоанн был назначен благочинным 2-го Царскосельского округа. С 1914 г. в благочинии под его председательством ежемесячно устраивались окружные пастырские собрания для обсуждения вопросов, связанных с деятельностью приходского пастыря.

Такие собрания в высокой степени благотворно влияли на духовную жизнь благочиния. В 1915 г. был осуществлен капитальный ремонт собора. Средства собирались благодаря энергичным усилиям священника А. Благовещенского. Весь труд по наблюдениями за работами и переговоры с подрядчиками и мастерами нес протоиерей И. Богоявленский. Торжественное освящение обновленного собора 27/IX-1915 совершил епископ Ковенский Елевферий (Богоявленский) – родной брат настоятеля. [13] Служение протоиерея И. Богоявленского в Павловском соборе продолжалось 7 лет. В 1919 г. он переехал в Таллин.

По приговору приходского совета новым настоятелем был утвержден старейший клирик собора священник Андрей Шотовский. Митрополит Вениамин (Казанский) возвел его в сан протоиерея в кафедральном Исаакиевском соборе в день храмового праздника 30/V- (ст. ст.) 1921 г. Год спустя Русскую Церковь потряс обновленческий раскол. Петроград 1922-23 гг. являлся одним из оплотов обновленчества. Считанные храмы и небольшое количество пастырей сохранило верность принципам канонического церковного управления. Большинство клириков, может быть и не одобряя методов и многих пунктов программы обновленцев, не нашло мужества противостоять натиску самозванных властолюбцев. К их числу относятся и клирики Гатчинского собора. Святейший Патриарх Тихон, вскоре после того, как в июне 1923 г. он вернулся к руководству Церковью, посылает в Петроград на борьбу с расколом новопоставленного епископа Лужского Мануила (Лемешевского +12.VIII.1968). За 144 дня своего пребывания в Петрограде епископ Мануил привел к покаянию десятки священников, которые со своими приходами возвращались под омофор Патриарха. Одним из первых в числе присоединившихся был клир Павловского собора г. Гатчины.

Протоиерей Андрей Шотовский возглавлял гатчинский соборный приход более 10 лет, до кончины (6-19 ноября) 1933 г. Его преемником по настоятельству стал протоиерей Алексей Благовещенский.

Богослужения в соборе прервались в феврале 1938 г. В 1939-40 гг. в здании начали сооружать межэтажное перекрытие, при этом колонны в интерьере были вырублены от пола на половину высоты.

22 июня 1941 г. началась Великая Отечественная война. В сентябре фронт приблизился к Ленинграду. Гатчина оказалась на территории, временно оккупированной фашистами. Оккупанты переселили в город население из прифронтовой полосы, в том числе из г. Пушкина (б. Царское Село). Перед войной в Пушкине действовала Знаменская церковь, настоятелем которой был 73- летний митрофорный протоиерей Федор Забелин. Оказавшись в Гатчине, о. Федор получил разрешение служить в нижнем храме пострадавшего от обстрела Павловского собора. Эти богослужения были единственной отрадой православных жителей в долгие годы оккупации. Но даже в церкви они не могли чувствовать себя в безопасности. Так, однажды фашисты бросили в храм гранату, и только по милости Божией никто не пострадал. Служение в таких условиях свидетельствует о глубоком патриотизме и мужестве о. Феодора Забелина, в прошлом – военного священника, и о его беззаветной любви к пастве. Отметим, что всю мировую войну о. Феодор провел в действующей армии, был ранен, но остался при исполнении пастырских обязанностей.

В январе 1944 г. Гатчина была освобождена воинами Советской Армии. Собор посетил митрополит Ленинградский Алексий (Симанский) и благословил на ремонт верхнего храма. Вскоре там был устроен временный фанерный иконостас. Полное восстановление собора осуществлялось позднее, в 1946-49 гг. В результате реставрационных работ интерьеру собора почти полностью возвращен первоначальный облик, задуманный Р. И. Кузьминым. Главная заслуга в воссоздании собора принадлежит ныне здравствующему протоиерею Петру Белавскому, который осуществил непосредственное руководство всеми работами.

О. Петр Белавский получил назначение в Гатчинский собор в 1945 г., но с Гатчиной он имел давние и потомственные связи. Его родитель протоиерей Иоанн Белавский (+21.IV.1927) с 1889 г. настоятельствовал в соседнем с Гатчиной приходе села Александровка. Многие годы он был помощником благочинного 2-го Царскосельского округа, разделяя труды настоятелей гатчинского собора по управлению благочинием. Сам о. Петр до 1929 г. служил в Алексиевской церкви пос. Тайцы и прекрасно знал не только гатчинских соборных клириков, но и многих прихожан собора. Так в деле духовного руководства православных гатчинцев была сохранена живая преемственность.

Истинное пастырство есть прежде всего свидетельство особой любви к Богу. Господь «пришел для того, чтобы имели жизнь и имели с избытком» (Им.10,10). Для прихожан Павловского собора, перенесших все ужасы войны и вражеской оккупации города, трудные послевоенные годы были согреты христианской верой, надеждой и любовью, которые укрепляли в их сердцах пастыри Божии протоиерей Феодор Забелин и Петр Белавский.

5 июня 1949 г. на 82 году протоиерей Феодор Забелин скончался. Отпевал его епископ Лужский Симеон (Бычков). О. Феодор погребен на городском кладбище, рядом с могилами протоиереев Николая Судакова и Владимира Образцова. [14] 30/X-того же года собор пережил второе рождение: митрополит Григорий (Чуков) освятил главный престол верхнего храма после окончания в нем реставрационных работ. Владыка митрополит лично наблюдал за воссозданием интерьера собора, неоднократно приезжал в Гатчину. В один из таких приездов его сопровождал ректор Ленинградских духовных школ, в прошлом настоятель храма, протоиерей Иоанн Богоявленский.

В 1949-55 гг. настоятелем Павловского собора состоял протоиерей Петр Белавский. Он установил празднование перенесения в Гатчину мальтийских святынь в том виде, как оно совершается доныне – с крестным ходом в нижний храм на праздничной утрени. К изображениям мальтийских святынь о. Петр приложил серебряный крест с частицею Креста Господня.

Младшим священником в эти годы служил о. Иоанн Кондрашов, определенный к собору в XI-1949 г. студентом I курса Ленинградской Духовной Академии. Кандидатское сочинение о. Иоанна, посвященное жизни и равноапостольским трудам архиепископа Японского Николая (Касаткина), легло в основу материалов для канонизации святителя, совершившейся в 1970 г. [15]

В Петров день, 29/VI-1952 (12/VII-) Гатчинский собор св. апостола Павла торжественно праздновал свое 100-летие. Божественную литургию и благодарственный молебен в соборе совершал митрополит Григорий и епископ Таллинский Роман (Танг) в сослужении местного и приезжего духовенства. На другой день, 30/VI-, епископ Роман освятил правый придел во имя свв. Константина и Елены. К юбилею собора настоятель протоиерей П. Белавский был награжден митрой за усердные труды, как по духовному окормлению паствы, так и по воссозданию храма. В «Журнале Московской Патриархии» была опубликована статья о. Петра, посвященная истории собора и ходу его послевоенной реставрации (ЖМП 1952 № 6, с. 66-67).

В 1953-1964 гг. в соборе служил один из старейших ленинградских диаконов протодиакон Михаил Яковлев (1889-1980 гг., в Петрограде с 1916 г.). Необычна судьба этого человека – участник возрождения Чехословацкой Церкви. В Великую Отечественную войну о. Михаил попал в оккупацию, был переселен немцами в Латвию, оттуда – в Судеты (Чехия). Православная Церковь в Чехословакии, как известно, была поставлена немцами вне закона. Ее возрождение, при содействии Русской Церкви, началось только после освобождения страны Советской Армией. О. М. Яковлев, овладев чешским языком, в течении 6 лет (1946-1952 гг.) проходил протодиаконское служение при Экзархе митрополита Елевферии (Воронцове) и епископе Пряшевском Алексии (Дегтяреве). Кроме того он вел уроки на пастырских курсах в Пряшеве. Вернувшись на Родину, о. Михаил получил назначение в гатчинский собор. Он вышел за штат, отметив 50-летнее служение в диаконском сане, и за усердную службу был награжден Патриаршей грамотой.

С 1956 г. по настоящее время (с перерывом в 1973-76 гг.) настоятелем Павловского собора состоит протоиерей Иоанн Кондрашов. За многолетнюю благоплодную пастырскую деятельность, которую он до 1980 г. совмещал с преподаванием в Ленинградской Духовной Семинарии, о. Иоанн удостоен многих наград, включая митру (1970 г.) и право совершения литургии с отверстыми Царскими вратами до «Отче наш». В 1981 г. о. Иоанн назначен благочинным Гатчинского округа. Благодаря своей сердечности и приветливости, о. Иоанн Кондрашов пользуется общей любовью клириков и мирян и в то же время очень высоким авторитетом. Назидательные проповеди о. Иоанна находят отклик в сердцах всех прихожан, наставляя их на путь вечного спасения.

Вторым соборным священником с 1968 г. до кончины (1/X-81) служил протоиерей Евгений Сенько, в 1978 году пожалованный митрой. О. Евгений был участником Великой Отечественной войны, имел боевые награды. На его место назначен митрофорный протоиерей Борис Воскресенский, который начинал пастырское служение в этом соборе в 1953 г. Третий священник о. Михаил Юримский, около 10 лет прослужил в соборе диаконом, а в 1974 г. митрополит Никодим (Ротов) рукоположил его в просвитера.

Службы в Павловском соборе отличаются редким для провинции благолепием. Этому способствует и глубоко продуманное внутреннее устройство самого храма, и большой состав клира (3 священника и 2 диакона), и гармоничное пение хора. В престольный праздник и в день воспоминания пренесения в Гатчину мальтийских святынь здесь совершается архиерейские богослужения. Гатчинские старожилы помнят многих архиереев, служивших в соборе. В 1920-30-х гг. в Гатчине нередко бывал епископ Петергофский Николай (Ярушевич: +13/XII-1861) – впоследствии митрополит Крутицкий и Коломенский. За послевоенные годы в Павловском соборе литургисали почти все Ленинградские митрополиты и их викарии. Служил здесь и Святейший Патриарх Пимен в бытность свою на Ленинградской кафедре (1961-1963 гг.). Сугубо праздничным для православных гатчинцев был Петров день 1960 г., когда в соборе служили два митрополита: Ленинградский и Ладожский Питирим (Свиридов) и высокий гость из Антиохийского Патриархата митрополит Гор Ливанских Илия (Карам). Тремя днями ранее, в Сергиевой Лавре митрополит Илия участвовал в архиерейской хиротонии архимандрита Никодима (Ростова), будущего митрополита Ленинградского и Новгородского.

29 июня (12 июля) 1977 г. собор св. апостола Павла отметил свое 125-летие. К этой годовщине был произведен внешний и внутренний ремонт здания. Божественную литургию в юбилейный храмовый день совершал епископ Тихвинский Мелитон (Соловьев), в службе принял участие и бывший настоятель собора протоиерей Петр Белавский.

12/25 октября 1978 г. Павловский собор торжественно встречал новоназначенного митрополита Ленинградского и Новгородского Антония, прибывшего в Гатчину на празднование мальтийским святыням. Это был первый выезд митрополита Антония на приход вне Ленинграда.

За десятилетия, прошедшие со времени послевоенной реставрации, гатчинский собор стал еще благоустроеннее. В настоящее время он имеет 5 престолов: три в верхнем храме и два в нижнем. Придельный престол подклетного храма устроен в 1948 г. протоиереем Петром Белавским. Он освящен в честь иконы Богоматери «Утоли моя печали», ради явления этого образа в Гатчине в годы войны. Сама икона, как особо чтимая, находится в верхнем храме, и к ней совершаются выходы духовенства по воскресным дням после литургии. Престолы верхнего храма поосвященные св. апостолу Павлу, равноапостольным Константину и Елене и Марии Магдалине. Последний, левый престол освящен в 1957 г. епископом Старорусским Сергием (Голубцовым). В 1979 г. Павловский собор украсился новыми паникадилами: большим, трехъярусным в главном нефе и двумя малыми, двухъярусными - в боковых. Изящные и легкие по рисунку, подчеркнуто современные, они удачно вписались в интерьер 130-летнего храма.

Ценность Гатчинского собора св. апостола Павла определяется не только его выдающимся художественным или историческим значением. Для православных гатчинцев он дорог прежде всего как место живого, непосредственного общения с Богом в молитвах и таинствах, укрепляющих и освящающих немощную природу человека. Усердно посещая богослужения и твердо уповая на милость Божию, соборные прихожане проявляют примерную заботу о своем прекрасном храме – средоточии духовной жизни прихода.

Примечания [1] прот. П. Белавский. «Столетие Гатчинского Павловского собора» - КМП, 1952, № 8, стр. 66. [2] о творчестве Р. И. Кузьмина см: Н. Ф. Хомутецкий. «Материалы к биографии архитекторов С. Л. Щустова и Р. И. Кузьмина: - Архитектурное наследство, вып.2, М, 1955, с.197-214 [3] Описание перестройки собора см: «Столетие города Гатчины, 1876 – 1896 г: Под ред. С. Рождественского. т.I. Исторические сведения. Гатчина, изд. Гатчинск .дворц. управл. 1896, с. 146-150 [4] Б. Н. Курбатов. Петербург, Художественно-исторический очерк и образ художеств. богатства столицы. СПб изд. общ. св. Евгении, 1913, с.423. [5] В. К. Макаров, А. Н. Петров. Гатчина. Л. Искусств. 1974 г. с.74 [6] см: «Петербург при императоре Павле Петровиче в 1796-1801 гг.» Перевод- извлечение из рукописи Гейнриха Реймерса – Русск. старина 1883, кн. IX, с. 461 [7] Прот. В. Славинский. Слово в празднование св. Иоанну Крестителю, 12 октября, Гатчина, 1887, с. 3. [8] Перенесение святынь из Зимнего дворца в г. Гатчину – С.Петербургский Духовный Вестник, издаваем. «Обществом распростран. религиозно-нравственного просвещения в духе Православной Церкви». 1897 г. № 42, с. 835-836 [9] прот. П. Белавский. «Столетие Гатчинского Павловского собора» - КМП, 1952, № 8, стр. 67. [10] Гатчина была безуездным городом, собор же строился под личным наблюдением Николая I. Вероятно, штатная должность ключаря подчеркивала бережное отношение к храму и его утвари. Но поскольку собор занял важное положение в жизни епархии, через четверть века было положено замещать вакансию настоятеля лицами в сане протоиерея. [11] прот. о. В. Славинский. Гатчинский собор св. ап. Павла. – В кн. «Историко-статистические сведения о С-Петербургской епархии». вып. 8. СПб, изд. с.Петербургской епархии, ист. статист. комитета 1884 г. с. 392-399 [12] Ап. С. Венок на могилу почившего протоиерея Николая Ивановича Судакова, бывшего настоятеля Павловского собора в г. Гатчине (1884-1905 гг.) Гатчина, 1906 г. с. 4. [13] Гатчинский Павловский собор /по случаю капитального ремонта/. – «Гатчина» (еженедельная газета) от 12 марта 1916 г. № 2 (88). [14] Здесь же похоронены диакон А. И. Калачев (+17.III.1902) – отец протоиерея Александра Калачева и протоиерей Иоанн Смолин (+12.01.1927) – известный духовный писатель-миссионер начала XX в., последние годы жизни служивший при гатчинском подворье Пятогорского монастыря. Им составлены: «Симфония на Новый и Ветхий Завет с общими и миссионерскими параллелями». СПб 1906 г., «Краткий толкователь мест Священного Писания, извращаемых инакомыслящими с Православной Церковью». СПб 1912 г., «Краткие исторические сведения о русских сектах и их вероучениях» СПб, 1911 г. В западной части кладбища похоронен протоиерей Андрей Шотовский. [15] см: прот. И. Кондрашов, кандидат богословия. «Архиепископ Николай Касаткин – апостол Японии (в связи с 60-летием со дня кончины)». – ЖМП. 1972, № 11, с. 62-74. *

Возведение собора апостола Павла внесло существенное изменение в планировку центральной части Гатчины. У восточной границы соборного сада начиналась деревня Малая Гатчина, и вся улица носила одноименное название - Малогатчинская. В связи с постройкой собора деревню переместили за полотно Варшавской железной дороги, отрезок улицы восточнее собора сохранил прежнее наименование и был обстроен городскими зданиями. А часть улицы от западного фасада собора до Большого проспекта стала называться Соборной. Напротив Соборной улицы, на противоположной стороне Большого проспекта, высится одно из самых крупных строений Гатчины - трехэтажное здание бывшего Сиротского института - одного из старейших и лучших учебно-воспитательных учреждений России. Его автор - архитектор Д. Квадри.

В плане здание института имеет Г-образное очертание, представляя собой два корпуса, сомкнутых под прямым углом. Геометричности плана и объема созвучен материал - квадры желтоватой парицкой плиты. Каждый фасад имеет по девятнадцать осей - оконных проемов с одинаковым обрамлением на этаже. Окна первого этажа акцентированы рельефными замками, связанными тягой в единый пояс. На втором они обрамлены прямолинейными наличниками и завершены замками и сандриками. Пять средних оконных проемов выделены треугольными сандриками. Им на главном фасаде соответствует треугольный фронтон, а на боковом - ступенчатый аттик. Окна третьего этажа маленькие, квадратные, с рельефной верхней перемычкой в виде веерных рустов.

Строгая функциональность решения фасадов, симметричность размещения всех деталей, линейные межэтажные тяги подчеркивают объем здания и его ритмичность.

Ритмичность достигает особенной выразительности в ограде, декорированной рельефными полукружиями и связанной с воротами, имеющими вид небольших триумфальных арок дорического ордера. Полуциркульные проезды ворот обрамлены профилированным архивольтом с замковым камнем. Они фланкируются пилястрами, несущими массивный антаблемент. Карниз большого выноса декорирован модульонами и завершен аттиком. Созданное в 1824-1828 годах здание Сиротского института стало одним из существенных и определяющих элементов в масштабе и образном строе проспекта.

В перспективе примыкающей к проспекту небольшой Красной улицы (бывшей Полицейской) отчетливо видно двухэтажное строение с башней. Это здание бывшей полицейской части с пожарной каланчой - так называемого съезжего дома, возведенного в 1868 году по проекту архитектора А. Кокорева на месте подобного деревянного дома 1836 года. Бывший съезжий дом интересен как типичное для небольших российских городов казенное строение. Здание не лишено определенной образности и архитектурной выразительности, подчиненной функциональному назначению. Оно имеет трехчастное деление. Средняя его часть с входом выделена по фасаду рустованными лопатками. Над ней высится квадратная платформа, огражденная балюстрадой. Площадка служит основанием двухъярусной восьмигранной башни с высокими полуциркульными проемами на четырех сторонах нижнего яруса и круглыми в верхнем. Башню завершает аркатурный пояс, а над ним наблюдательная площадка с металлическим ограждением. Оттуда дежурный наблюдал, не появился ли где-нибудь дым - вестник пожара.

От средней части здания расходятся два симметричных крыла, прорезанные шестью оконными проемами. В нижнем этаже на фоне рустовки окна прямоугольные, в верхнем на фоне гладких стен - полуциркульные высокие, обрамленные сверху веерным сандриком. Углы здания подчеркнуты рустовкой и небольшой раскреповкой.

Композиционно бывший съезжий дом стал объемно-пространственной доминантой центра Гатчины. Его значение в современной градостроительной ситуации подчеркнуто сооружением в масштабе с ним зданий кинотеатра «Победа» и ресторана «Гатчина».

Вертикали, заданные Павловским городским собором и каланчой бывшего съезжего дома, поддерживаются куполами и колокольней с шатровым верхом Собора Покрова Пресвятой Богородицы. Гражданский инженер Л. М. Харламов и архитектор А. А. Барышников использовали в его композиции и декоре приемы древнерусского зодчества, которыми в годы строительства монастырского ансамбля (1904-1914) увлекались, особенно при сооружении культовых зданий. Это отражало стремление воскресить забытые художественные истоки национального искусства, создать новый «русский стиль». * Далее текст с сайта pokrov.gatchina.ru отмечается значком *.

КРАТКАЯ ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА | о историческом духовном облике Гатчины 19 века, многострадальной судьбе Покровского собора, о Вохоновском Мариинском женском монастыре, переименованном, в силу сложившихся исторических обстоятельств, в Пятогорский Богородицкий женский монастырь; о его неутомимой, мужественной, талантливой настоятельнице игумении Аполлонии, монастырских сестрах; о попечителе Козьме Карповиче Карпове и его жене Ирине Афанасьевне Карповой, пожертвовавшие свою усадьбу со всеми строениями для устройства на ее территории монастырского подворья, весь свой капитал и последние годы жизни для возведения храма; об именитых и безымянных жертвователях, строителях, благотворителях, вложивших бескорыстный труд свой, душу свою в создание этого храма; О его особом значении в жизни горожан в прошлом и в настоящем. В городе Гатчина (Гатчино) до революции жили полнокровной жизнью 16 церквей. (На сегодняшний день действуют 16 приходов во всем Гатчинском районе).

Благодаря императору Павлу I Гатчина приобрела великие святыни. В православном церковном календаре под 12-25 октября отмечается «перенесение из Мальты в Гатчину части древа Животворящего Креста Господня, Филермской иконы Божией Матери и десной руки Св. Иоанна Крестителя.» (1799г.) Эти святыни находились в нашем православном кафедральном Павловском Соборе и этот праздник ежегодно отмечается православной церковью .

Место для соборного храма во имя ап.Павла, тезоименитого основателя Гатчины указано было лично самим государем. Величественная постройка освещена в 1852 году. К собору принадлежат две каменные часовни. В Гатчине находятся церкви: храм Всех Святых на Гатчинском кладбище, освященная в 1889 году, Покрова Пр. Богородицы, при отделении Вохоновского женского училища, Егерская Покровская церковь придворного ведомства и Сергиевская церковь 23й артиллерийской бригады.» А еще ранее, в 1849 году в самом Дворце была освящена церковь во имя Святой Троицы, эта придворная церковь была единственной в Гатчине и все ее жители были ее прихожанами. Существовала еще и церковь при госпитале, которая так и называлась Госпитальной Церковью. При ней находились еще два благотворительных учреждения основанные императором Павлом1 : «дом бесприютных г. Гатчино» и «дом призрения слепых питомцев воспитательного дома». Так же существовала церковь при Гатчинском Сиротском институте во имя Св. Александра Невского.

Вот на таком историческом фоне вкратце изложенном выше и началась история строительства Покровского собора и Покровского подворья Пятогорского Богородицкого (бывшего Вохоновского Мариинского) женского монастыря, основанного в г. Гатчине в конце 19 в., на территории которого он строился.

К.К. Карпов купец 3-й гильдии, не имея наследников, обратился за советом к Иоанну Кронштадскому куда ему вложить свой капитал. Он предложил ему возвести большой каменный храм, т.к. монастырская церковь была мала. (из общей стоимости постройки в 96 тыс.руб. К.К. Карпов внес 90 тыс.руб.) Архитекторы несколько раз задумывали менять место под храм, переделывали комплексный проект, несколько раз видоизменяли архитектурный план самого Собора. Этой работой занимались архитектор Леонид Михайлович Харламов с А. А. Барышниковым – инженером путей сообщения, архитектором. По данным начало строительных работ приходится на 1895 год. Жители Гатчины принимали участие в строительстве. Строительство главного корпуса началось в мае 1904 года. Начались пожертвования граждан и не только деньгами, но и строительными материалами. Привозили лес, песок, щебенку. Работы продолжались 10 лет, но еще не закончив наружные работы, все силы бросили на внутреннюю отделку.

Живописные работы выполнялись руками монастырских сестер Покровского Богородицкого монастыря. Иконы написанные сестрами монастыря славились своим высочайшем искусством на всю Россию и за ее пределами и сестры выполняли заказы для многих храмов. Особо почиталась сестрами монастыря и жителями Гатчины икона Покрова Пресвятой Богородицы (пожертвованная для храма К. К. Карповым).

3 октября 1914 года состоялось освящение собора.

Главный придел - Покрова Пресвятой Богородицы. Правый придел – св. блг. кн. Александра Невского. Левый придел - св.Николая Чудотворца.

Начавшаяся первая мировая война и последующая революция внесла дополнительные трудности в окончание отделочных работ, так и осталась неразрешенной проблема отопления, фасад храма так и остался не штукатуреным - только колокольня и барабаны куполов дают возможность представить ту величественную красоту задуманную нашими предками.

Русскую Церковь потряс обновленческий раскол. Петроград 1922-23 гг. являлся одним из оплотов обновленчества. Приход, пастыри, монастырские сестеры и все служащие Покровского собора сохранили верность принципам канонического церковного управления.

В 30-е годы Покровский собор и Пятогорский Богородицкий монастырь были закрыты. Собор превратили в склад, а монастырь из процветающего в груду безжизненых развалин.

В 1990 г. собор передан православной общине. В 1991 г. состоялось первое Богослужение в приделе св.блг.кн.Александра Невского и с этого времени Богослужение в соборе не прекращалось, не смотря на масштабные восстановительные работы. Настоятелем храма был назначен священник Михаил Рогозин (1990-1992 гг.), с 1992г. по 1994 г. обязаности настоятеля исполнял священник Николай Митрофанов. С середины 1994 г. по благословению митрополита Санкт-Петербургского Иоанна настоятелем Покровского собора назначен протоиерей Михаил Юримский.

За все годы возрождения храма основными и постоянными жертвователями являются жители города Гатчина. Также важно отметить что все работы которые велись и ведутся в храме выполняются руками Гатчинских мастеров и это говорит о том что храм собрал вокруг себя богатейший творческий потенциал города во всех направлениях деятельности. С первых дней при соборе, помимо воскресной школы, организовывались подростковые трудовые лагеря, и тот вдохновенный труд мальчиков и девочек на возрождение святыни неоценим.

В подвальной части собора создан нижний храм в честь св.Иоанна Кронштадтского.

Покровский собор является самым большим храмом в Ленинградской области, освященным в честь Богородицы.*



Узнать и увидеть больше о Гатчине её дворцах, парках и истории:
◦   Гатчина. Художественные памятники / Gatchina. Art monuments - рассматривается весь комплекс гатчинских дворцово-парковых ансамблей и города как единое художественное целое в их исторической и композиционной связи. Фотографии и иллюстрации к данному разделу.
◦   Фотоальбом 'Моя заповедная Родина' с путевыми заметками и подразделами
◦   Статьи и публикации о городе Гатчина и Гатчинском районе / Articles and publications about the city of Gatchina
◦   Литературный раздел - Гатчина. Литературное зеркало












На сегодняшний день услуги по поддержке сайта предоставляют многие компаниимоды электронных сигарет купить, no ◦ купить мобильный телефон Сименс