Архитектурные достопримечательности города

(часть шестая)


На головную страницу сайта / Home | К оглавлению раздела | Карта сайта / Map


 
 
 
   




 

Лютеранская кирха | Особняк С. В. Рождественского | Дом П. Е. Щербова | Дворцовые конюшни | Екатеринвердер | дом № 26 (Красноармейский проспект) | Соляной магазин | Егерская слобода | церковь Покрова Пресвятой Богородицы | здание Варшавского вокзала | Заключение

Как уже отмечали исследователи Гатчины, романтическими заставками Большого проспекта служат два сооружения, находящиеся теперь за городской чертой. На севере это Мозинские ворота, воскрешающие дух раннегреческой архитектуры, а на юге - лютеранская кирха, вызывающая ассоциации с готическим зодчеством. Построенная вблизи дороги, ведущей в деревню Малые Колпаны, кирха запоминается суровостью и отрешенной замкнутостью своего облика. Она состоит из трех четко выявленных объемов - трехъярусной башни, молитвенного зала и алтаря.

Заложенная в 1789 году, кирха была построена только в 1799-1800 годах архитектором А. Д. Захаровым. В этом произведении убежденный классик проявил удивительную стилистическую чуткость, использовав образную систему средневекового зодчества.

Кирпичное здание кирхи, несмотря на небольшие размеры, отмечено чертами монументальности. Вертикали углов двадцатидвухметровой башни и основного объема, зала, подчеркнуты рустами. Оконные проемы - по три на каждой продольной стене - имеют стрельчатые завершения. Более разнообразна декоративная обработка башни. Вход оформлен в виде портала - пилястрами, несущими антаблемент и профилированный стрельчатый фронтон. Над ним рельефная вставка, завершающая ярус башни. Второй ярус прорезан круглым окном, предназначенным для витража; на боковых стенах круглые окна только обозначены рельефным обрамлением. На третьем ярусе башни ее четыре грани прорезаны высокими узкими стрельчатыми окнами с выступающими наличниками. Завершают башню строгий профилированный карниз и четырехскатная кровля. Ее нынешняя конфигурация - результат предварительной реставрации. По проекту А. Д. Захарова башню венчал восьмигранный шпиль с золоченым шаром и выполненной из меди фигуркой петуха на вершине. Силуэт колпанской кирхи четко читается в перспективе Смоленской дороги, доминируя над равнинным сельским ландшафтом и предваряя встречу с городом.

Цепь архитектурных ансамблей, связанных с проспектом Императора Павла I, дополняется значительным числом примечательных зданий, формирующих лицо других гатчинских улиц. На улице Киргетова (бывшая Мариинская) в декоре деревянного дома обильно использованы различного рода фигурные и резные детали. И здесь же рядом с воплощенными в дереве мотивами русского народного орнамента - чисто классический рельеф: геральдический щит со скрещенными орудийными стволами и колесом между ними. Дом № 36 на улице Чехова (бывшая Ольгинская), с граненым куполом и шпилем над трехгранным угловым ризалитом, - пример использования стилистических примеров модерна. На той же улице находится двухэтажное с мансардой здание, эркер на фасаде которого сплошь застеклен и увенчан шестигранным шпилем с ажурным кованым флюгером.

Высотные завершения разных форм - одна из характерных черт объемно-пространственной композиции Гатчины.

На улице Хохлова хорошо сохранился особняк в стиле модерн, построенный в 1913 году архитектором Н. В. Гастевым для С. В. Рождественского - историка Гатчины (ныне гатчинский дворец бракосочетания). Это одноэтажное каменное здание с асимметричными фасадами и оконными проемами разной величины и очертаний. Особенно эффектно решен эркер с полуциркульными окнами, связанными общим волнообразным сандриком и балконом с изящным ограждением. Прихотливый контур фронтона над полуциркульным окном - дверью на балкон и мансардная кровля усиливают впечатление от этой тонкой стилистической интерпретации мотивов архитектуры рококо.

Одно из самых оригинальных произведений архитектуры начала XX века, выполненных в стилистике модерна, - миниатюрный ансамбль дома художника П. Е. Щербова (улица Чехова, 4).

Автор особняка и дворовых построек - архитектор С. С. Кричинский. По его чертежам и рисункам в 1910 - 1911 годах было построено это загадочное по облику строение.

Почти весь объем здания перекрыт двухскатной, с крутым наклоном, черепичной крышей. Особенно выразительно решение фасада, обращенного в сторону улицы. Он воспринимается как большой треугольник, на котором как бы случайно разбросаны несколько окон разных размеров. При этом левая сторона фасада выступает вперед, переходя в полукруглую башню на высоту всего дома, и завершается куполом. Стена башни прорезана дверным проемом и на разных уровнях узкими окнами типа бойниц, а на самом верху - люкарной.

Подчеркнуто оригинальный облик дома Щербова языком архитектурных форм говорил о неординарной личности владельца - самобытного человека, выдающегося мастера карикатуры. Именно в этом особая ценность проекта Кричинского, создавшего образец дома как портрет личности.

В отличие от восточной части Гатчины с ее многочисленными памятниками архитектуры, охватывающими широкий диапазон времени и стилей, западная часть значительно беднее в архитектурном отношении. Она замкнута между границей Дворцового парка и линией Балтийской железной дороги. Среди архитектурных памятников западной части такой уникальный, как Дворцовые конюшни (казармы лейб-гвардии Кирасирского полка - ныне Военно-морской архив). Появление этого монументального строения в непосредственной близости от дворца связано с 1796 годом, когда Павел стал императором. Тотчас дворцовый конюшенный корпус начали перестраивать «под апартаменты», но обойтись без конюшен царская резиденция не могла. Естественно, что «августейший» владелец Гатчины пожелал, чтобы рядом с дворцом появились конюшни, по облику и размеру отвечающие престижу императорского двора. Бренне, которому поручили проектирование Дворцовых конюшен, был указан и образец - Большие конюшни в Шантийи (архитектор Ш. Обер, 1719 год). Они запомнились Павлу, как и другие постройки этого французского ансамбля. Строительство, начатое Бренной в 1798 году, было завершено в конце 1800-го А. Захаровым.

Комплекс конюшен состоял из главного корпуса и двух строений позади него - манежа и служебного флигеля, образующих в плане букву «П». В 1830-х годах конюшни перестроили под казармы. В конце XIX века они представляли собой обширное замкнутое прямоугольное каре. В этом ансамбле столь специфического назначения выделяется своими художественными достоинствами главный корпус, за которым закрепилось название «Дворцовые конюшни».

Объемно-пространственная трехчастная композиция Дворцовых конюшен читается с полной определенностью при первом взгляде. Средняя часть с входом выделена высотой, усложненной конфигурацией фасада и богатым архитектурным декором. Дверь, обрамленная профилированным наличником, завершается треугольным фронтоном. Она заглублена по сравнению с выступающими рустованными частями стен, своего рода пилонами, подчеркнутыми парными колоннами тосканского ордера. Они придают центральной части характер пышного портала. Это впечатление поддерживается полуциркульным люнетом, обрамленным мощной тройной тягой, напоминающей завершение триумфальной арки. Высокая мансардная кровля еще более усиливает барочный характер решения средней части здания. Однако не менее явственны в облике элементы классической архитектуры. Боковые части здания абсолютно симметричны. Фасады сплошь обработаны так называемым дощатым рустом и прорезаны шестнадцатью заглубленными проемами от цоколя и почти на полную высоту стены. Полуциркульные завершения проемов с замковыми камнями придают им вид аркады. В каждый проем вписаны окна - прямоугольные в первом и полукружные во втором этаже. Контраст горизонтальных членений рустовки и волнообразной линии завершения проемов придает уравновешенную ритмичность вытянутому в одну линию фасаду.

С Красноармейским проспектом связано во многом загадочное здание - Екатеринвердер, или точнее - Екатеринвердерская башня. Это скромное строение исключительно интересно как напоминание о неосуществленном грандиозном замысле Бренны - дополнить дворцовый ансамбль комплексом «офицерских покоев» - жилых зданий, воинских казарм, магазинов для продовольствия, связанных триумфальными арками.

Двухъярусная Екатеринвердерская башня - в плане восьмигранник, с двухэтажным и одноэтажным «ответвлениями», каждое на «одну ось», т. е. с одним оконным проемом. Первый ярус башни и ответвлений обработан горизонтальными рустами по всей плоскости фасадов и тягой по всему периметру. Стены второго яруса гладкие. Его узкие глухие грани подчеркнуты легкой раскреповкой. Он завершается профилированным антаблементом и парапетом. В первом ярусе по два оконных проема, а во втором над окнами на одной оси с ними люкарны - круглые световые проемы, обрамленные кирпичными наличниками.

Екатеринвердерская башня должна была стать одной из сторон главного входа в проектируемый комплекс. Между двумя одинаковыми башнями Бренна предполагал разместить тройную триумфальную арку, декорированную четырьмя группами парных колонн с капителями коринфского ордера и пышной скульптурной композицией из знамен, орудийных стволов, ядер, обрамляющих двуглавого орла. За тройной триумфальной аркой проектировалась круглая площадь, окаймленная тройными уступами, на которых в кадках должны были выставляться растения, подстриженные наподобие шаров. От левой башни должен был начинаться ряд из одиннадцати двухэтажных домов с мансардными крышами. Они отличались друг от друга протяженностью и деталями декора. Между зданиями предполагалось вкомпоновать своего рода триумфальные порталы. Один из них был трактован в виде портика с четырьмя каннелированными колоннами, несущими антаблемент, фриз которого украшен триглифами, и треугольный фронтон с «сухариками». В средней части композиции, где линии фасадов должны были сомкнуться под углом, архитектор задумал поместить оригинальное декоративное сооружение, овальное в плане, - лоджию, включающую бассейн. По фасаду лоджию фланкировали парные каннелированные колонны, над антаблементом которых высилось по одной вазе. Между колоннами Бренна изобразил вертикальные лепные гирлянды (подобные он использовал и в декоре дворцовых интерьеров). В глубине лоджии между двумя колоннами проектировался обелиск с венком на лицевой стороне.

Напротив двухэтажных домов, на противоположной стороне Екатеринвердерского каре, так же фронтально должны были расположить восемнадцать одноэтажных домиков одного типа, с тремя окнами и дверью. Перед ними проектировался фронт из пяти симметричных зданий, закрывающих эти непрезентабельные строения.

Линия двухэтажных домов, начатая тройной аркой, завершалась по проекту также триумфальной аркой, которая оформляла второй въезд в Екатеринвердер. Она должна была иметь один пролет. Над архивольтом арки компоновалась декоративная рельефная композиция. По сторонам пролета на выступающих вперед постаментах помещались парные колонны с пышными капителями. Завершать ворота должны были раскрепованный антаблемент, аттик и сложная скульптурная композиция. На рисунке ворот архитектор изобразил фигуру Геркулеса, попирающего льва, и трубящую Славу. Они поддерживали геральдический щит, окруженный венком.

Проект Екатеринвердера интересен сочетанием унифицированных типовых элементов чисто функциональных зданий и архитектурных вставок триумфального характера. Проект Бренны был одобрен Павлом, но успели возвести в 1797-1800 годах только существующую и поныне башню вблизи Кухонного каре дворца.

На Красноармейском проспекте находится двухэтажный дом № 26. В этом сильно перестроенном здании просматриваются черты, восходящие к концу XVIII столетия. Известно, что в 1797 году Павел пожаловал в Гатчине участок графу Н. П. Шереметеву. Исследователь Л. И. Прокопенко, анализируя сохранившиеся в Останкинском дворце-музее чертежи двух вариантов богатого особняка, пришла к выводу, что это проект И. Е. Старова и что он относится к данному участку.

Проектируемое здание решено в строго классическом духе. В одном случае - с портиками, колонны которых объединяют оба этажа, в другом варианте - с поэтажным членением и колоннами по второму этажу. При этом срезанный угол фасада декорирован лоджиями и скульптурой. Подчеркнуто нарядное решение здания выявляет его градостроительное значение: оно мыслится как главный элемент, формирующий композицию площади у входа в Сильвию и начало Егерской слободы.

На том же Красноармейском проспекте (дом № 50) находится здание бывшего Соляного магазина, постройка которого связана с именем А. Д. Захарова.

Несомненной архитектурной достопримечательностью Гатчины является Егерская слобода, расположенная в конце Красноармейского проспекта. В 1857-1860 годах по типовому проекту архитектора Г. Гросса было построено семнадцать одинаковых деревянных домиков для егерей, двухэтажный для главного егеря и один для егерской конторы. Обращенные фасадами на одну улицу (ныне Комсомольцев-подпольщиков), егерские дома интересны обильным использованием резных орнаментальных деталей, украшающих навес крыльца, карнизы, наличники окон. Резные детали, в которых легко узнаются мотивы русского народного узора, придают ансамблю особую образность, внося элемент живописности в четкую композицию симметрично расставленных однотипных жилых домиков.

С Егерской слободой планировочно связана удачная по пластическому решению церковь Покрова Пресвятой Богородицы. Возведенная более столетия тому назад, она не привлекала внимания исследователей, несмотря на очевидные художественные достоинства. Удачно вписанное в гатчинский ансамбль, компактное по объему, изящное по силуэту здание храма выглядит особенно нарядно и живописно в летнюю пору, в окружении деревьев. Пять золоченых (теперь голубых) куполов луковичной формы с крестами венчают среднюю четырехгранную часть. Еще две золоченые главки завершают звонницу, поставленную над главным входом в храм, и объем алтарной апсиды. В декоре фасадов явственно читаются элементы, почерпнутые в древнерусском зодчестве, - кокошники, пилястры с квадратными впадинами, арочки, конфигурация колонн. Примечательно, что все архитектурные украшения, обогащающие плоскость стен, барабанов куполов и обрамления окон, вырублены из черницкого камня. Особенно выразителен главный вход, оформленный двумя крупными колоннами, сложным архивольтом, кокошником и карнизом с модульонами. Звонница имеет цоколь из черницкой плиты и прорезана арками, опирающимися на восемь каменных колонн. Два крестообразных окна по сторонам входа усиливают образную перекличку с храмами древней Руси.

Возведение церкви в Егерской слободе осуществлялось по эскизному проекту известного петербургского зодчего, художника, исследователя византийской и древнерусской архитектуры, профессора и академика Д. И. Гримма (1823-1898). Одна из его самых значительных работ - великокняжеская усыпальница при соборе Петропавловской крепости. Строительство церкви вел академик архитектуры И. А. Стефаниц. Проект был утвержден Александром III в 1885 году. В конце мая следующего года состоялась торжественная закладка в «высочайшем» присутствии. К строительству церкви привлекались известные петербургские фирмы, заводы, товарищества и мастера. Работы велись чрезвычайно тщательно из отборных материалов, качество которых предварительно проверялось. Так, в механической лаборатории Института инженеров путей сообщения испытывалась прочность кирпича различных заводов и парицкой плиты. Каркасы куполов и кресты, покрытия из луженой меди, металлические связи, балки, две чугунные колонны для интерьера и другие части из металла выполнила фирма Ф. Сан-Галли. Она же осуществила и позолоту двойным листовым червонным золотом.

Семь колоколов для церкви изготовили к августу 1887 года на гатчинском меднолитейном заводе А. С. Лаврова. Они были соответственно отделаны и настроены.

Примечательно, что все художественное убранство и церковная утварь и даже одеяния священнослужителей имели только петербургское происхождение. Единственным исключением явились иконы, которые исполнил московский художник И. М. Софронов. В октябре 1888 года он доставил в Гатчину 24 иконы, написанные на цинке по золотому фону, в строгановском стиле. 28 октября того же года церковь была принята специальной комиссией и вскоре освящена. По велению императора Покровский храм был включен в число придворных церквей. * Далее текст с сайта pokrov.gatchina.ru отмечается значком *.

* ЦЕРКОВЬ ПОКРОВА ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ

История создания Покровской церкви в Мариенбурге связана с перенесением в Гатчину в 1838 году Егерской слободы. Дворцовый храм куда раньше ходили егеря был закрыт, и поэтому придворное ведомство принялось хлопотать о постройке для егерей отдельной церкви. Проект поручили составить архитектору Л. И. Гримму , но он сделал только эскиз будущей церкви, т.к. рабочие чертежи делал академик И. А. Стефаниц. Работы по постройке храма начались в декабре 1885 года. Закладка церкви состоялась в присутсвии императоре Александра в честь Покрова Присвятой Богородицы. За один год храм был возведен вчерне и подведен под крышу. Железные каркасы для главок, которых покрывались луженой седью делал столичный завод Сан-Галли, которому поручили изготовить семь червонные золотом крестов. В конце августа кресты, поддерживаемые золочеными целями были торжественно подняты вместе с колоколами (их было семь), отлил мариенбургский колокол литейный завод Лаврова. В конце 1867 года все строительные работы были окончены и началось художественное оформление храма. Образа на иконостас были написаны Н. М. Сафоновым. Стены расписал П. Шилер. Все необходимое для ризницы храма было закуплено в магазине при фабрике З. Е. Сытова в Петербурге. Все было готово к торжественному освящению, когда Александр посетив церковь остался недоволен теснотой храма и потребовал ее расширить. В результате были произведены большие изменения, для которых потребовалось 111 дней напряженного труда. Освящение состоялось через месяц после спасения императорской семьи при крушении поезда близ Харькова. В том же году храм стал функционировать. После февральской революции императорская охота была упразднена, а храм стал приходским. Неизвестно, как протекала жизнь храма в последующие 15 лет. Закрытие храма произошло в так называемую "пятилетку безбожия", судя по всему или в конце 1932, или в начале 1933 года. С закрытием храма все имущество и церковное убранство храма было разграблено и уничтожено. Казалось,навсегда умолк колокольный звон. Но вот грянула война и немцы заняли Гатчину. Просьба об открытии церкви поступила в 1942 году и Покровский храм был снова открыт. Можно представить, что иконостас был временный, а утварь и иконы были с разных мест собраны верующими. В 80-х годах в храме был проведен ремонт: вычищена обновлена роспись, покрашены стены, написаны алтарный и наддверный образа, настлан поверх казенного деревянный пол... Среди современных святынь храм особо следует отметить особо почитаемые прихожанами образа: Божьей Матери "Взыскание погибших", святой благоверной Анны Кашинской и великомученницы Екатерины с частицами их мощей. За алтарем храма расположено небольшое кладбище, на котором погребены настоятели Покровской церкви.*


Гатчина, как любой современный город, продолжала развиваться и застраиваться новыми зданиями, особенно в послевоенные десятилетия. В 1940-1950-х годах в городе появилось несколько общественных зданий, выдержанных в духе ордерной классической архитектуры. Наиболее удачное из них - новое здание Варшавского вокзала (архитектор Д. П. Бурышкин), в котором использованы мотивы архитектуры Гатчинского дворца, соответственно переработанные. Здания последнего десятилетия выдержаны в функционально-конструктивном стиле, для которого характерны геометричность объемов, крупные поверхности стен и остеклении. Многие старые и новые улицы застроены малоэтажными домами, так что город сохранил в основном свойственный ему облик.

Городская застройка Гатчины в ее исторически сложившейся части по своим художественным достоинствам не менее ценна, чем дворцово-парковые ансамбли, являясь редким памятником русского градостроительного искусства XVIII-XIX веков.

***

Архитектурный комплекс Гатчины, включающий дворцово-парковые ансамбли и город, отличается особой стилистической и образной целостностью и взаимосвязанностью всех его частей. Это объясняется тем, что на протяжении более полутора веков работавшие здесь архитекторы с удивительной чуткостью и последовательностью соблюдали преемственность в развитии первоначальной идеи. Каждый из мастеров выявлял свою творческую индивидуальность в русле русской архитектурной культуры, которой столь свойственно интеллектуальное начало и понимание связи времен. Отсюда проистекает неповторимое обаяние гатчинского комплекса, который, несмотря на зримый, далеко еще не восполненный ущерб, не утратил своего романтического ореола и поэтичности.

 



К оглавлению раздела




Остановка Челябинск Екатеринбург: установить пластиковые окна Екатеринбург. Пластиковые окна.