Гатчинский дворец

(часть девятая)


На головную страницу сайта / Home | К оглавлению раздела | Карта сайта / Map


 
 
 
   




 

Три основных периода формирования дворца | Первый период (1766-1781 годы) - архитектор А. Ринальди | Второй период (1792-1798 годы) - архитектор В. Бренна | Русские мастера | Третий период (1845-1856 годы) - архитектор Р. Кузьмин | Группа умелых специалистов | 1918 год

Смена архитектурных стилей прослеживается на истории строительства, создании интерьеров и перестройках, связанных с деятельностью выдающихся архитекторов и мастеров.

Сохранившиеся документы позволяют с достаточной четкостью представить канву истории строительства и выделить три основных периода формирования дворца, Первый период (1766-1781 годы) связан с именем архитектора А. Ринальди. Второй период (1792-1798 годы) отмечен работами архитектора В. Бренны. Третий период (1845-1856 годы) - время значительных перестроек дворца, выполненных архитектором Р. Кузьминым.

Вероятно, уже в 1765 году начались подготовительные земляные работы на всем участке, где ныне высится дворец. 15 и 16 мая 1766 года владелец Гатчины принимал у себя Екатерину II. Как явствует из записи в камерфурьерском журнале, где ежедневно, по часам фиксировались все, даже мельчайшие, факты жизни двора, Екатерина с "малой свитой" прогуливалась по парку и каталась по озеру. Можно предположить, что именно в эти дни окончательно выбрали "точку" для возведения дворцового здания. Через две недели, 30 мая 1766 года, состоялась торжественная церемония закладки, ко дню которой, соответственно строительной практике того времени, был в значительной степени выложен фундамент. Работы велись достаточно быстро, и уже утром 22 июля 1767 года состоялся "высочайший" осмотр "новостроимого каменного дома". За год средняя часть здания была возведена до крыши.

21 декабря 1767 года в газете "Санкт-Петербургские ведомости" среди объявлений о строительных подрядах было помещено приглашение всем желающим взять на себя обязательства выломать камень и вытесать из него архитектурные и декоративные детали: базы, капители, карнизы, а также лестничные ступени и балконные плиты. Это свидетельствует о начале декоративных работ на фасадах.

В феврале и декабре 1768 года, а затем в декабре 1769 года, дважды в марте 1770 года в "Санкт-Петербургских ведомостях" помещались объявления о потребных для "строения" в Гатчине пяти миллионах штук кирпича, свинца, железа, алебастра и различных других строительных материалах. Масштабы поставок говорят о том, что одновременно со средней частью дворцового комплекса возводились Кухонное и Конюшенное каре.

Документальные данные позволяют восстановить ход работ по изготовлению каменных деталей. Весной 1768 года велась теска карниза. В следующем строительном сезоне мастера каменотесного дела вырубали капители и части архитрава для открытых галерей. В 1770 году тесали балясины для балюстрад открытых полуциркульных галерей дворца (балюстрады помещались в интервалах между колоннами). Через два года весной и летом по авторским образцам, моделям и шаблонам начисто отделывались базы, наличники, фризы, архитравы и карнизы. 1772 годом датируется также окончание кухонь и конюшен.

В мае 1777 года Гатчинский дворец был в такой степени отделан, что его интерьеры можно было показать Екатерине II и всему "августейшему" семейству. Однако полностью ринальдиевский замысел удалось воплотить лишь к 1781 году. Именно тогда перед первыми гостями дворца предстала его средняя часть такой, какой мы ее видим сегодня, но полуциркульные арки входных дверей были сквозными. Это позволяло пройти прямо в парк и как бы сливало его просторы с Парадным двором. В полуциркульных крыльях галерей на втором этаже находились лоджии, открытые в сторону плаца. Каре - в то время Кухонное и Конюшенное - были одноэтажными. С крыльями дворца они соединялись арками. Башни каре, как и дворца, были на один ярус ниже существующих.

Ринальдиевская объемно-пространственная композиция дворца с его десятью башнями создавала особенно запоминающийся силуэт. Одноэтажные каре контрастно выявляли габариты Главного корпуса.

Непосредственным руководителем и производителем всех строительных и отделочных работ во дворце и также в парке являлся опытный администратор генерал-майор В. Р. Польман, стоявший во главе личной домовой канцелярии Г. Г. Орлова, а с конца 1760-х годов назначенный главноначальствующим над Царским Селом.

С августа 1783 года, как известно, дворец вместе с гатчинской вотчиной стал личной собственностью и почти постоянной резиденцией наследника престола Павла Петровича. По выбору архитектора В. Бренны во дворец свозились картины, художественные коллекции, мебель, обогатившие парадные и жилые интерьеры. Однако Екатерина II отпускала "любезному сыну" лишь минимальные суммы на украшение и улучшение общего состояния дворца и парка, и особенно на строительные работы.

Лишь на последнем году жизни императрица утвердила проект В. Бренны, которым предусматривалось превращение открытых колоннад боковых крыльев в закрытые галереи с большими застекленными арочными проемами в пролетах между колоннами. В апреле 1796 года, после экспертизы бренновских чертежей архитекторской комиссией, куда входили И. Старов, Е. Соколов и Дж. Кваренги, проект был принят к исполнению. Но осуществление его и значительные работы по перестройке Кухонного и Конюшенного (Арсенального) каре, а также интерьеров развернулись после 6 ноября 1796 года, когда наследник стал императором Павлом I.

С этого момента история Гатчинского дворца неразрывно связана с творческой деятельностью В. Бренны. Воплощая свое проектное предложение в натуре, он закрыл пролеты между колоннами кирпичной кладкой, облицованной черницкой плитой. Таким образом, вместо лоджий в полуциркулях со стороны плаца появились закрытые галереи с полуколоннами. Одновременно посреди Главного корпуса закрыли аркады, служившие для сквозного прохода с парадного плаца в парк и превратили его в парадный вестибюль. Это лишило дворец ощущения легкости, но усилило и подчеркнуло монументальность, более характерную для загородных замков, а также живописно оживило тональность всего здания.

Устройство в боковых крыльях дворца парадных галерей не могло решить основной проблемы - увеличения числа жилых комнат и помещений, предназначенных для многочисленного придворного штата, свиты, гвардейских и дежурных офицеров, певчих, музыкантов, аптеки и различных контор. Поэтому было принято решение надстроить боковые каре.

В течение двух строительных сезонов (1797-1798 годы) одноэтажные каре были надстроены одним полным и одним антресольным этажами. Все это обширное дело было вверено смотрению инспектора гатчинских строений П. И. Старова - сына выдающегося зодчего И. Е. Старова. Не получив специального профессионального образования, он тем не менее, живя совместно с отцом и наблюдая его работу, приобрел навыки, необходимые для ведения строительства. В результате перестроек каре, одно из которых стали именовать Арсенальным, площадь дворца увеличилась более чем на 1600 квадратных саженей-7259,04 квадратных метра.

Гатчинский дворец в 1798 году, изображенный на акварели Г.С. Сергеева

Бренна основательно потрудился и в парадных интерьерах центральной части дворца. Крупнейшие по художественному достоинству интерьеры работы Бренны в Главном корпусе - Мраморная столовая и Парадная опочивальня.

Однако и другие декорированные заново или частично переделанные Бренной парадные помещения - Овальная гостиная, Оружейная, Чесменская и Греческая галереи, Нижняя и Верхняя Тронные Павла I, Малиновая гостиная, Картинная - отмечены несомненными художественными качествами.

Бренна придал интерьерам Гатчинского дворца ту необходимую театральность, которая отвечала подчеркнутой церемониальности императорского двора, создавала помпезный фон и окружение, которые выводили за рамки обыденного все, что происходило в стенах дворца.

Замковый характер дворца Бренна усилил еще и тем, что устроил перед южным фасадом вместо зеленого луга обширный плац, ограниченный рвом с водой и массивной, облицованной камнем бастионной стеной. Рвы были проложены и параллельно лицевым фасадам Кухонного и Арсенального каре.

Через рвы были перекинуты четыре деревянных подъемных моста: два - напротив ворот в каре и два - непосредственно ведущих на плац. Из амбразур выглядывали стволы боевых орудий, отдававших артиллерийский салют по праздничным дням или в честь высоких гостей. Примечательно, что мотив крепостных бастионных стен-парапетов и рвов Бренна развил при постройке Михайловского замка в Петербурге.

Следует подчеркнуть, что создание дворца, равно как и его перестройка по проекту Бренны, осуществлялось в основном русскими мастерами. Сохранились сведения о штукатурах Фоме Адамове, Семене Гаврилове, Матвее Микелеве, столярных дел мастерах Василии и Дмитрии Тюляковых, Томасе Павлове и Якове Лопатине. Известно, что малярные и живописные работы вели Иван Андреев, Василий Иванов, Иоганн Тейоне. В документах говорится о кузнечных и слесарных дел мастерах Иване Готяне, Абраме Семенове, Томасе Самойлове, Юносе Павлове и Семене Петрове. Большая роль отводилась столярных дел мастеру Данилу Степанову и его артели из 25 человек. У Бренны работали живописцы Юган и Консон, мраморных дел мастера Лузия и Модерай, лепной мастер Франчино Квадри.

Многие архитектурио-декоративные элементы, изменившие облик ряда интерьеров Главного дворцового корпуса, были выполнены по чертежам А. Н. Воронихина в первое десятилетие XIX века (Овальный будуар, Туалетная, Башенный кабинет, Нижняя кавалерская). Но каждый из архитекторов, работавших в Гатчинском дворце, стремился так "подправить" предшественника, чтобы не нарушить целостности впечатления. Именно поэтому отдельные интерьеры дворца являются общими произведениями Ринальди-Бренны или Ринальди-Бренны- Воронихина.

По описи 1843 года в Гатчинском дворце и корпусах каре до их перестройки имелось 98 парадных комнат и 229 кавалерских. Но, несмотря на обширность здания, потребовалось увеличить объем каре, создать в Арсенальном каре дополнительные парадные помещения и кавалерские комнаты. Все это привело к мысли о необходимости полной перестройки каре и реставрации Главного дворцового корпуса.

В течение 1844 года архитектор Р. И. Кузьмин занимался составлением проекта перестройки обоих каре. 30 декабря того же года чертежи были утверждены, и 5 января 1845 года было дано "повеление" приступить к переделке Кухонного корпуса. По сути дела, Кузьмин не перестроил, а создал новые каре, вписав их в прежнее пятно застройки. По его проекту, высота каре была уравнена с высотой полуциркулей, а в членении и декоре фасадов повторено их решение со стороны парка.

В новых зданиях каре были устроены глубокие подвальные этажи, затем шел первый этаж, над ним антресольный и высокий второй этаж - вровень с полуциркульными крыльями Главного корпуса. Здания опоясали гранитным цоколем. Кирпичные стены со стороны плаца и парка были облицованы парицкой плитой, а все архитектурно-декоративные детали (пилястры, базы, капители, фигурные наличники оконных проемов, карнизы) вырублены из ротковской плиты. Дворовые фасады Кузьмин декорировал керамическими плитками, по тону соответствующими каменной облицовке; декоративные детали изготовили из терракоты под руководством скульптора Д. Иенсена на его собственном предприятии в Петербурге.

В Кухонном каре все помещения получили функциональную отделку, лишь интерьер церкви был оформлен по-новому. В противоположность ему Арсенальное каре было превращено во второй дворец, с пышной парадной лестницей, обширным театром и анфиладой личных интерьеров "императорской фамилии".

Создав новые каре, во многом отличные от надстроенных Бренной (об их облике напоминает здание Екатеринвердера), Кузьмин повторил в их декоре все элементы, которые применил Ринальди в обработке парковых фасадов Главного корпуса дворца и полуциркульных галерей. Более того, увеличив объем каре, он поднял высоту дворцовых башен и тем самым в известной степени сохранил стилистическое, масштабное и объемное единство дворцового комплекса и его оригинальную композиционную основу.

Хронологически перестройка Гатчинского дворца Кузьминым достаточно четко прослеживается по документам гатчинского правления. В 1845-1849 годах велись работы по перестройке Кухонного каре. В августе 1846 года были утверждены проект и смета на перестройку Арсенального каре. Летом 1852 года закончили декорировку и меблировку Арсенального каре. Со следующего года, в течение трех лет, велась реставрация интерьеров Главного корпуса и надстройка Сигнальной и Часовой башен.

Одновременно в 1850-1851 годах по чертежам Р. Кузьмина переделали бастионы, рвы и возвели четыре каменных моста. Новое оформление плаца завершилось установкой на нем в 1851 году памятника Павлу I, исполненного по модели И. Витали. Это еще больше выявило специфический исторический и художественный характер комплекса Гатчинского дворца.

Постройка новых каре и реставрационный ремонт в Главном корпусе Гатчинского дворца были одной из самых крупных работ середины XIX века в дворцово-парковых пригородных ансамблях Петербурга. Эта работа обошлась в значительную для того времени сумму - свыше полутора миллионов рублей.

Вокруг Кузьмина сложилась группа умелых специалистов, которая на протяжении почти пятнадцати лет преобразовала Гатчинский дворец в комплекс, конструктивно, технически и декоративно сохранив целостность замысла.

В документах, относящихся к 1840-1850-м годам, есть упоминание об участии в декорировании интерьеров Арсенального каре А, И. Штакеншнейдера, которое, видимо, сводилось к наблюдению за работой и отдельным консультациям. Непосредственно на месте проектные чертежи Кузьмина претворяли архитектурные помощники Э. Жибер, К. Альстрем, Е. Гросс, П. Дейнека, Я. Набоков. Декоративно-живописную часть вели известные в то время петербургские художники. Новое мебельное убранство в духе рококо изготовляла петербургская мастерская А. Тура.

Одновременно с общестроительными работами изменили систему отопления. Печи и камины, спроектированные известным инженером П. Свиязевым, оставили только в жилых комнатах и небольших приемных помещениях. В больших залах, галереях, на парадной лестнице, в театре, а также в дворцовой церкви устроили новое для того времени так называемое пневматическое отопление по системе Циммара. Это показывает, что Р. Кузьмин, решая сложнейшую художественно-архитектурную задачу, сохраняя творение Ринальди-Бренны и одновременно создавая интерьеры, отвечающие эстетическим установкам своего времени, выбирал наиболее прогрессивные и смелые инженерно-конструктивные варианты.

Оценивая все сделанное Р. И. Кузьминым в Гатчинском дворце, следует отдать ему должное как незаурядной творческой личности, имя которой достойно стоит в ряду его предшественников - Ринальди и Бренны.

В последующие десятилетия, до конца XIX века, Гатчинский дворец не претерпел каких-либо серьезных изменений. Соответственно вкусам новых владельцев проводилась декорировка и меблировка "личных покоев" в Арсенальном каре, доставлялись или увозились различные предметы декоративного или изобразительного искусства.

В 1880-1890-х годах все, что делалось в Главном корпусе, обозначалось в документах как "благоустройство" и "возобновление", хотя при этом заново изготовляли по старым рисункам паркет, восполняли утраты каменной облицовки, вносили усовершенствования технического характера. В работах по интерьерам Арсенального каре упоминаются штукатурные, лепные, паркетные работы, затяжка стен и мебели ситцем, Манчестером, кретоном, драпировка из тех же материалов, обивка полов коврами. Как велеречиво писал историк Гатчины в конце XIX века, дворец после перестроек Кузьмина "не оставлял желать ничего лучшего и потому изменения... были весьма незначительны и направлялись к цели приспособить это громадное здание для уютной семейной жизни".

Именно такой громадой, наполненной богатейшими художественными коллекциями и собраниями бытовых предметов, предстал дворец в 1918 годуперед первым советскими музейными работниками. Они сделали все возможное, чтобы ознакомить трудящихся с историческими и художественными достопримечательностями гатчинской императорской резиденции, ставшей дворцом-музеем.

 



следующая страница