Гатчинский дворец

(часть вторая)


На головную страницу сайта / Home | К оглавлению раздела | Карта сайта / Map


 
 
 
   




 

Стилистика русского интерьера | Бельэтаж | Вестибюль | Парадная лестница | Аванзал (Приемная) | Проходная | Мраморная столовая | Тронная Павла

Если объемно-пространственная композиция дворца и его художественный облик сложились в течение XVIII— первой половины XIX века, то в интерьерах дворца стилистические изменения охватывают более длительный период—до 80-х годов XIX века. Историческая и композиционная взаимосвязанность различных по времени отделки и убранства внутренних помещений создавала совершенно определенное впечатление закономерности и непрерывности развития стилистики русского интерьера. При всем его противоречии и порой парадоксальности это развитие шло от раннего классицизма с еще живыми отзвуками барокко к многообразию исторических стилей.

Парадные помещения больших дворцов, как это было принято во всей европейской архитектуре, и в Гатчинском дворце располагались во втором этаже Главного корпуса и полуциркулей, который именовался французским словом “бельэтаж”  (belleetage—буквально—прекрасный этаж). Размещение зал и комнат Главного корпуса отвечало требованиям придворного церемониала и императорского быта.

В самой сердцевине здания, на его центральной оси, находилась Верхняя Тронная Павла. Она являлась главным звеном самых больших, представительных и помпезных интерьеров, связанных в своеобразную периметральную анфиладу: Мраморная столовая, Аванзал, Проходная, Белый зал, Тронная Марии Федоровны.

Тронная Павла была вместе с тем срединным звеном второй анфилады, обращенной в парк. Она включала Мраморную столовую, Тронную Павла, Гостиную Марии Федоровны, Парадную спальню. Овальный будуар и Кабинет. Овальный будуар начинал еще одну, третью анфиладу. Она шла от Овального будуара, за которым размещались Туалетная и две проходные комнаты, замыкавшиеся на Тронной Марии Федоровны. Эти три переходящие одна в другую анфилады сливались с протяженными галереями: Арсенальной, Чесменской (западные) и Греческой (восточная), которая замыкалась комнатой Ротари.

Если помещения бельэтажа Главного корпуса предназначались для императорской четы, то в его первом этаже находились интерьеры, которыми пользовался только Павел. Они также представляли собой определенную систему парадных, служебных, личных и бытовых помещений.

В правой части первого этажа (от входа со стороны плаца) располагались Кавалергардская (Приемная, или Кавалерская), где нес дежурство караул из состава кавалергардского полка. Она предшествовала Нижней Тронной. За ней находились комната дежурного офицера и Знаменная, где устанавливались знамена расквартированных в Гатчине воинских частей. Соответственно расположению личных комнат Марии Федоровны в бельэтаже в первом этаже находились помещения Павла: Туалетная (связанная с винтовой лестницей, поднимающейся от подвала, где была дверь подземного входа, до верхнего этажа), Овальный кабинет и Башенная комната. В этих комнатах наиболее тщательно сохраняли все предметы, относящиеся к Павлу, и особенно к последним дням его пребывания в Гатчине и Михайловском замке в Петербурге. В левой части первого этажа были устроены Собственная кофишенская и Официантская, обслуживавшие “личный стол императора”.

Среди помещений первого этажа следует выделить необычный по общему решению Вестибюль. Он перекрыт цилиндрическим сводом, стены его, облицованные пудостским камнем, расчленены лопатками, продолженными выступами подпружных арок. Своим масштабом и высотой вестибюль производит совершенно особое впечатление, являясь как бы архитектурным эпиграфом Гатчинского дворца.

Не умаляя художественной значимости интерьеров нижних комнат Павла I, необходимо подчеркнуть первостепенность и совершенство интерьеров бельэтажа, являвшихся главной достопримечательностью  дворца. Возрождение пяти парадных залов позволяет нам увидеть их и совершить мысленное путешествие и по тем интерьерам, где идет или подготавливается реставрация.

Из Вестибюля начинается хорошо освещенная большими окнами, строго отделанная Парадная лестница с железной кованой решеткой. Ее широкие марши, со ступенями, вырубленными из готландского порфира, ведут в парадные комнаты второго этажа и далее в третий. Живописные панно работы С. Ф. Щедрина и его ученика А. Е. Мартынова, украшающие лестничные стены, появились здесь в 40-х годах XIX века, когда лестница была изменена по проекту Р. И. Кузьмина.

Парадная лестница Гатчинского дворца расположена в стороне от центральной оси здания, что типично для произведений Ринальди (исключением был Лестничный павильон Мраморного дворца). Лестница преднамеренно скрыта в массиве здания и ничем не выявлена на фасаде, что также придает монолитность всему объему центрального корпуса. На промежуточную площадку второго этажа выходят двери Арсенальной и Чесменской галерей (обе занимают западный полуциркуль) и основных парадных помещений дворца, начиная с Аванзала.

Аванзал (Приемная), площадью 55 квадратных метров, примыкает непосредственно к Парадной лестнице и выходит своими тремя окнами на запад. Хотя зал подвергся значительной переделке еще в XVIII веке, его общая композиция, перекрытие с сильно развитыми падугами, классический карниз с кронштейнами, наличники розовато-оранжевого искусственного мрамора и наборного дерева полотнища дверей,— все это элементы индивидуального стиля Ринальди. Об этом же мастере напоминает широкого размашистого рисунка паркет — в виде распластанного экзотического цветка, сердцевина которого отмечена ромбом, заключенным в рамку такой же конфигурации. Вокруг нее компонуются полуспирали. В конце XVIII века стены зала расчленили тонкими профилированными тягами на прямоугольные панно, а на место лепных орнаментальных украшений поместили три живописных полотна, которые почти полностью закрыли простенки, став, таким образом, основной частью декора интерьера. Это портрет Павла I в облачении гроссмейстера Мальтийского ордена кисти крупного итальянского живописца Сальватора Тончи, “Изгнание из рая” Луки Джордано и “Буря”— морской пейзаж Жозефа Верне. В конце XVIII века была существенно изменена вся средняя часть перекрытия. Бренна закрыл подкупольное пространство эллипсовидного плоского куполка соответствующим по форме живописным плафоном на сюжет, посвященный мифологическим покровителям воинства: перед богиней Беллоной рыцарственно преклонил колено непобедимый Марс. Остальную часть потолка и падуги украсили изображениями античных шлемов, щитов, знамен, одноглавых орлов — знаков римских легионов.

Сюжетный подбор картин Аванзала представляется не случайным. Павлу не мог не импонировать облик грозного, загадочно-мрачного главы рыцарского ордена, созданный кистью Тончи. Полотно “Изгнание из рая” могло восприниматься как аллегория: его содержание соотносилось с тем временем, когда Павел, имея право на трон, был отстранен от власти и долгие годы жил в “аду” честолюбивых ощущений. “Буря” Берне была созвучна не только катаклизмам конца XVIII столетия, но и тем “бурям” доходившего до безумия гнева, которые зачастую охватывали владельца Гатчины.

При пожаре дворца в 1944 году в Аванзале погибли камин черного мрамора и плафон. Восстанавливая интерьер, на место утраченного плафона поместили декоративное полотно, написанное бригадой живописцев Я. А. Казакова на основе эскиза художника XVIII века С. Торелли. Посреди северной стены Аванзала, симметрично двум дверным проемам, находится камин из белого с прожилками мрамора и лазурита. Он был выполнен в XVIII столетии, и разбитый на двадцать семь кусков, хранился в музее Академии художеств. Реставратор С. Семенцов вернул редкостному произведению художественную цельность, органически включив его в стилистически родственный интерьер. Спасенные полотна С. Тончи, Л. Джордано, Ж.. Берне в настоящее время экспонируются на выставке фондов Гатчинского дворца-музея.                                              

Среди парадных помещений Главного корпуса Аванзал отмечен наибольшей простотой архитектурно-декоративного решения.

Между Аванзалом и Белым залом находится Проходная — миниатюрная удлиненных пропорций комната. В ней от ринальдиевской отделки до войны сохранялось очень характерное перекрытие. Ныне оно восстановлено. Среднюю часть его отмечает эллиптический куполок большого подъема, поверхность которого разделена на симметричные панно орнаментальной лепкой невысокого рельефа. По первоначальным образцам восстановлены наличники дверей искусственного мрамора желтоватого оттенка и их наборные полотнища. В соответствии с размерами и назначением Проходной они здесь были менее сложного рисунка, чем в соседних помещениях — Аванзале и Белом зале.                       

В одну из стен Проходной вмурован чудом сохранившийся в годы войны мраморный барельеф — портрет А. Ринальди, созданный Ф. Шубиным. Он был помещен здесь еще в конце XVIII столетия. Погрудное профильное изображение зодчего с циркулем в руке обрело значение своеобразного автографа первосоздателя дворца и всего ансамбля.

Из Аванзала посетители дворца попадают в просторную, площадью 110 квадратных метров, Мраморную столовую. Название помещения объясняется характерной особенностью ее убранства — шестнадцатью мраморными колоннами коринфского ордера. Одиночные колонны подчеркивают углы зала, а парные установлены в простенках между четырех окон, обращенных в парк, и у противоположной им стены.

Стволы колонн обработаны каннелюрами, причем снизу на одну треть они декорированы валиками. Колонны покоятся на высоких прямоугольных пьедесталах, примкнутых к стенам. Их нерасчлененная поверхность воспринимается как массивная панель, идущая по всему периметру интерьера.

Западная часть зала с одной дверью, так называемая Буфетная, отделена трехпролетной мраморной полукружной балюстрадой, которая примыкает к колоннам, выдвинутым выступом стены. Это неожиданное изменение конфигурации плана дает основание предположить, что именно здесь находилась стена или арочный проем, разделявшие два ринальдиевских интерьера, объединенных Бренной в единую композицию.

Четыре тумбы балюстрады декорированы мраморными вазами в виде кратера и урны, что усиливает впечатление пространственности интерьера и подчеркивает его двучастность.

Самый широкий простенок зала украшен рельефной композицией из музыкальных инструментов, садовых орудий, цветочной корзины и венка. Это аллегория соединения поэзии садов и музыки. На остальные простенки “наброшены” сплетающиеся по вертикали в тройной венок ветви лавра. Они легкостью лепки контрастируют с широким фризовым поясом, декорированным многофигурными скульптурными панно. Композиции этих десяти панно составляют серию сцен, посвященных Дионису — Вакху.

Дверные проемы подчеркнуты сложными сандриками с консолями.

Лепной декор перекрытия Мраморной столовой отличается плотностью заполнения. Расположенные по периметру двух прямоугольников, соответственно членению зала, кронштейны, розетки, шишки, орнаментальные пояски, изображения пантер, подобно рамам обрамляют два живописных плафона. До 1941 года здесь находились плафоны “Аполлон и музы”, написанный Гаврилой Лоховым, и “Вакх и Ариадна” кисти неизвестного итальянского мастера. Они похищены в период оккупации Гатчины. При реставрации исчезнувшие плафоны заменили живописными полотнами кисти неизвестных мастеров итальянской школы XVIII века из фондов Государственного Эрмитажа.

Общее мажорное звучание убранства Мраморной столовой умножается декором камина. Мраморный камин, расположенный у восточной стены, украшен зеркалом, рама которого завершается рельефными изображениями собак, поддерживающих медальон с фигурой танцующей вакханки.

Паркет Мраморной столовой композиционно соотносится с членениями потолка: овалу плафона и конфигурации лепки отвечает рисунок набора из цветного дерева. Геометрические узоры деревянного ковра были воссозданы паркетчиками бригады Е. Ф. Кудряшова.

Мраморная столовая, созданная Бренной, относится к числу тех интерьеров, в композиции и декоре которых сквозь классицистические черты архитектуры конца XVIII века как бы на рентгенограмме различимы элементы более раннего периода, но не механически повторенные, а прочтенные заново.

Мраморная столовая не только использовалась по прямому назначению, но в системе парадных зал служила эффектной и торжественной архитектурной интродукцией Тронной Павла.

Эта сравнительно небольшая — всего 50 квадратных метров — прямоугольная комната, обращенная двумя окнами в парк, не отвечает сложившемуся представлению об образе интерьера, где глава Российской империи восседал на троне, принимал установленные ритуалом почести. Но Бренна, переделывая кабинет Г. Орлова в Тронную, нашел такое декоративное решение, которое придало комнате значение помпезного эпицентра всего анфиладного ансамбля.

Чтобы осмыслить особенности подхода Бренны к работе над Тронной Павла, следует вспомнить о ринальдиевском декоре этого помещения. Представление о характере изначального живописного убранства кабинета Орлова давал погибший в 1941—1944 годах фрагмент росписи стены, прикрытый створами фальшивой двери. Этот единственный подлинный кусок стенной росписи, отличавшийся изысканным растительным орнаментом, скомпонованным с изображениями корзинок и ваз с цветами, перекликался с ораниенбаумскими композициями художников-декораторов братьев Бароцци. Подобный мотив Бренна использовал в декоре дверей Тронной, украшенных золочеными рельефами — перевитыми лентами венками, масками и как бы висящими на ветвях садовыми вазами с цветами. Нарядной обработке дверей и наличников соответствуют пышные лепные с позолотой полуциркульные наддверия, включающие рельефные рога изобилия, дубовые ветви, маски и фигуры крылатых драконов.

Вертикальные рельефные гирлянды из белых букетов цветов и золоченых венков, а также золоченые порезки оформляют узкие части стен. Основное поле стен Бренна закрыл тремя гобеленами. Гобелены “Азия” и “Африка” из серии “Страны света”, вытканные по картонам Ф. Депорта в мастерской Ж. Нейльсона в 1780— 1784 годах, во многом определили красочную гамму и художественный облик Тронной. Третий гобелен — “Церера” по картону К. Одрана из серии “Боги”, с фигурой античной богини, цветочными гирляндами и атрибутами садоводства — помещен над мраморным камином против окон.

Мотив лепных одноглавых древнеримских легионерских орлов и крылатых женщин-сфинксов, венков, гирлянд и розеток с обильной позолотой широко использован в декоре потолка.

Формируя новый торжественно-парадный интерьер, изменяя отделку стен, потолка и дверей, Бренна, проявив понимание сути декоративности, сохранил ринальдиевский паркет. Центр паркетного покрытия акцентирован четырьмя переплетенными венками, в окружении сложных композиций, состоящих из фигурной сетки из ромбов, как бы закрепленной по углам стилизованными ветвями, листьями и растительными побегами. Набранный подобно мозаике из различных по форме пластин цветного дерева — палисандра, амаранта, лимона, красного, табачного, розового,— паркет Тронной насыщенностью цвета и изысканностью рисунка придает интерьеру подлинно царственную роскошь. Золоченый резной трон конца XVIII века стоит на обитом темно-малиновым бархатом подиуме.

Достаточно разнообразный изобразительный и документальный материал XVIII — начала XX века позволяет словесно воссоздать основные интерьеры дворца, еще ждущие реставрации.

 



следующая страница




Почему болит колено при сгибании.